БЛАЖЕННЫ МИРОТВОРЦЫ

МИР С СОБОЙ

Этот превосходящий всякий ум мир состоит в примирении духа нашего с Богом силою крестных страданий и смерти Сына Божия; в умиротворении совести нашей от мертвых дел греха Кровию Христовою; в сладостном ощущении блаженства тех, кому отпущены беззакония и чьи грехи покрыты (см. Пс. 31, 1); в утешительном сознании того, что мы чада Божий, сограждане святым и свои Богу (Еф. 2, 19); в радостотворном предощущении вечноблаженной жизни со Христом в Боге. Этот-то блаженнотворный мир Божий, это внутреннее, ничем невозмутимое спокойствие души, очищенной и освященной благодатию Духа Божия, это упокоение в Боге чистой совести есть первое и единственное счастье жизни, которое не знает превратностей, не страшится опасностей, не изменяется само и не изменяет никогда своему обладателю.

Всякая земная радость изменчива: сегодня наполняет и восторгает душу, возносит ее до небес, а завтра — исчезает и оставляет человека с пустотой в сердце, со скукой и унынием в духе. Но мир и радость о Духе Святом не проходят никогда, никогда не оставляют сердца человека, пребывающего в Боге. Всякое земное благополучие утешает и веселит нас только на время, ибо не насыщается око видением, не наполняется ухо слышанием, не удовлетворяется сердце человека ничем видимым и слышимым. Всякие земные почести и слава приятны и обольстительны только издали, когда их добиваются и ищут, но, приобретенные, они теряют свою цену, сопровождаются новыми заботами, огорчениями и досадами. Одна почесть вышнего звания во Христе Иисусе, одно небесное достоинство чад Божиих и наследников царствия Божия никогда не умаляются, всегда возбуждают в сердце невыразимое утешение и радость. Одна святая радость о Господе, основанная на несомненной надежде спасения, на неотъемлемом уповании вечной жизни во Христе Иисусе, может преисполнять сердце человека нежеланием ничего ни на земле, ни даже на небе. Кто мне на небе? И с Тобою ничего не хочу на земле. Бог... часть моя во век (Пс. 72, 25—26). Так чувствует и исповедует душа, обретшая успокоение в Боге, вкусившая мира и радости о Духе Святом.

Как и где приобретается это блаженство — на земле неземное и во времени вечное? Оно дается нам как дар, ради крестных страданий за нас Единородного Сына Божия. Его приносит в душу нашу благодать Духа Божия в святых и живоносных Таинствах; благодать оправдания от грехов и возрождения в новую, богоподобную, бессмертную и вечноблаженную жизнь; благодать усыновления нас Богу Отцу в Таинстве св. Крещения; благодать освящения нас на дела благие, на жизнь чистую, непорочную и святую — в Таинстве св. Миропомазания; благодать таинственного соединения нашего с Иисусом Христом — Источником жизни и бессмертия, радости и блаженства — в Таинстве Св. Причащения.

Но привносится, соблюдается и утверждается в сердце нашем этот мир и эта небесная радость о Духе Святом живою верою и исполнением блажен -нотворных заповедей Божиих.

Вера есть начало и основание духовной жизни, на котором зиждется наше спасение во Христе Иисусе. Ибо через веру мы получаем и оправдание от грехов, и возможность возрождения в новую жизнь во Христе. Мы признаем, что человек оправдывается верою (Рим. 3, 28),— говорит св. апостол Павел, и только верующим во имя Иисуса Христа Сына Божия дается власть быть чадами Божиими (Ин. 1,12). Через веру приходит благодать Духа Божия, просвещающая нашу совесть, озаряющая наш разум, оживляющая и воодушевляющая сердце наще чувствами святыми и благоговейными, направляющая волю нашу, и хотение, и действие по Своему благоволению (Флп. 2, 13). Вера освящает и все добрые дела наши и делает их воистину богоугодными, спасительными. Без веры невозможно угодить Богу,— говорит апостол,— а все, что не по вере, грех (Евр. И, 6; Рим. 14, 23).

Вера есть духовное око, которое, чем чище и светлее, тем яснее видит дела Божий, тем глубже прозревает в тайны судеб Божиих о нас, тем постояннее зрит перед собою Господа во всех случаях и обстоятельствах жизни и тем крепче утверждается в Боге упованием на Его всеблагой промысл и преданностью Его святой воле. Всегда видел я перед собою Господа,— говорит о себе пророк Божий,— ибо Он одесную меня, не поколеблюсь (Пс. 15, о). Вера есть как бы духовная рука, которой подаются все дары Божий. Аминь, говорю вам,— говорит Сам Господь,— все, чего не попросите у Отца в молитве с верою, получите (Мф. 21, 22; Ин. 14, 13). Да просим же с верою,— учил святой апостол,— нимало не сомневаясь; потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой... да не думает такой человек получить что-нибудь от Бога (Иак. 1, 6—7). Словом, вера есть чудодейственная сила, которой мы прививаемся к Господу, как ветвь к животворной лозе, соединяемся в одном духе с Господом, без Которого сами по себе не можем делать ничего, но извергнемся вон, как ветвь, и засохнем (см. Ин. 15, 5—6).

Поэтому кто истинно верует в Господа Вседержителя и Его всеблагой промысл о нас; кто во всех событиях жизни своей видит все управляющую волю Божию — благую и совершенную — того не смутит никакая внезапность, не устрашит никакая опасность, не поколеблет никакое бедствие, не лишат спокойствия духа никакие угрозы. Господь Просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюсь? Господь Защитник жизни моей, кого устрашусь? Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое. Если восстанет на меня брань, на Него я уповаю (Пс. 26, 1, 3).

Кто твердо верует в Бога — Отца милосердия и щедрот — ив Господа Иисуса Христа, всегда ходатайствующего о нас перед Отцом Своим, тот знает и убежден всем сердцем, что, где бы он ни был и в каких бы ни находился обстоятельствах, Господь взирает на него свыше оком милосердия и любви, видит всякую нужду его, слышит всякий вздох сердца его, считает всякую слезу его и всегда готов даровать ему все необходимое к жизни и спасению; что все небо принимает живое и родственное участие в судьбе его и всегда готово на помощь ему. Ты Мой,— говорит ему Отец Небесный,— будешь ли переходить через воды, Я с тобою, через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя (Ис. 43,1—2). Призови Меня в день скорби, Я избавлю тебя и ты прославишь Меня (Пс. 49,15).

Кто истинно верует в жизнь вечную, кто видит перед собою те блага, которые приготовил Бог любящим Его (см. 1 Кор. 2, 9); ту славу, которой прославляются истинные чада Божий в царствии Отца их; то блаженство, которым наслаждаются избранные Божий,— тот не может взирать иначе на все земное, как на тень проходящую, как на сон, полный призраков, навевающий пустыне грезы, который рассеивается, не оставляя и следа по пробуждении; тот не может возмущаться духом от какой бы то ни было скорби, унывать до сокрушения сердца и до упадка духа от какой бы то ни было опасности, отягощаться через меру какими бы то ни было заботами и страхами. Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте (Ин. 14, 1),— так укреплял и утверждал Господь сердца учеников Своих против всего тяжкого, грозного и скорбного в жизни. Стяжите эту твердую и непоколебимую, живую и действенную веру, и она будет в душе вашей неиссякающим источником небесного утешения, мира и радости о Духе Святом; низведет на вас вседействующее и всеосвящающее благословение Отца Небесного.

Говорим: веру живую и действенную, ибо вера без дел мертва и не может оживить сердца нашего кротким и непостыдным упованием на Бога; послужит даже не к оправданию и соединению нас с Богом, а к большему осуждению и отвержению от Бога. Раб же тот, который знал волю господина своего... и не делал по воле его, бит будет много (Лк. 12, 47), и предчувствие этой казни, угрожающей рабу лукавому и ленивому, всегда будет источником внутреннего смятения и страха, будет возмущать спокойствие духа, тяготить и тревожить совесть и сердце. Какой может быть мир в душе человека, когда совесть обличает его непрестанно в беззакониях и неправдах? Какая может быть радость в душе грешника, когда он не может возвести очей своих на небо без того, чтобы не встретить в лице Самого Всеблагого Искупителя своего — грозного Судию и Мздовоздаятеля?

Вера наша жива и животворна только тогда, когда она оживляется крепкой, сердечной любовью к Богу; совершенным послушанием и преданностью святейшей воле Его; когда оплодотворяется в нашей воле ревностью и усердием к исполнению всего, чего требует от нас слово Божие, искренним и живым стремлением ко всему, что истинно, что честно, что праведно, что чисто, что прекрасно, что доброхваль-но; когда от нее, как от семени, возрастают и зреют в нашей жизни, и внутренней и внешней, в наших помыслах, желаниях и чувствах, в наших действиях и поступках духовные плоды: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость и воздержание (Гал. 5, 22—23). Такая-то вера, живая и действенная, рождает в душе нашей благодатный мир совести, невозмутимое спокойствие сердца, непрестающую радость о Господе.