БЛАЖЕННЫ МИРОТВОРЦЫ

ПРИМИРЕНИЕ ССОРЯЩИХСЯ

Высшую степень христианского миролюбия составляет примирение ссорящихся и враждующих. Об этом так рассуждает св. Иоанн Златоуст: «Будем оказывать милосердие и большое человеколюбие ближним как имуществом, так и делами. Если увидим, что кого-либо мучат и бьют на площади, и если можем снабдить его деньгами, то снабдим; а если можем окончить дело словами, не поленимся и это сделать. Есть награда и за слова, и даже просто за вздохи; и об этом-то блаженный Иов говорил: Не плакал ли я о том, кто был в горе? Не скорбела ли душа моя о бедных? (Иов. 30, 25). Если же есть награда за слезы и вздохи, то подумай, каково будет воздаяние, когда присоединятся к ним слова, усердие и другое подобное тому. И мы были некогда враги Богу, и Единородный примирил нас, сделавшись посредником, претерпев за нас раны и саму смерть. Постараемся же и мы избавлять от бесчисленных бедствий тех, которые впадают в них, а не причинять им бедствий, как ныне поступаем. Когда видим, что другие ссорятся между собою, бьют друг друга, то спокойно стоим, забавляемся бесстыдством других и смотрим на это диавольское зрелище, бесчеловечнее которого может ли что быть? Видим, что бранятся и бьют друг друга, раздирают друг у друга одежду, обезображивают лица, и спокойно продолжаем стоять? Неужели тот, кто дерется, медведь? Неужели зверь? Неужели змей? Это — человек, всегдашний сообщник твой; он брат тебе, он член твой.

Итак, не смотри, но прекращай ссоры; не забавляйся, но укрощай; не побуждай других к такому бесстыдству, но разнимай и усмиряй дерущихся; потому что радоваться таким случаям свойственно только людям бесстыдным, непотребным и безумным. Ты смотришь на человека, бесстыдно поступающего, и не замечаешь, что и сам то же делаешь? И ты не вступаешься, чтобы рассеять сборище диавольское и прекратить злобу человеческую!

Чтобы и мне самому принять побои, скажешь, ты этого хочешь? Совсем нет! Ты не примешь их; а если и примешь, то это будет тебе вместо мученичества, потому что за Бога претерпишь это. Если же не хочешь принять побоев, то подумай: Сам Господь захотел претерпеть за Тебя Крест. Как обижающий, так и обижаемый от сильного гнева, которым они преисполнены, подобны пьяным и потерявшим рассудок; потому имеют нужду в человеке здравомыслящем, который бы им помог,— первому, чтобы перестал обижать, а второму, чтобы избавился от побоев.

Итак, пойди и подай руку помощи, - трезвый опьянелому: ибо опьянение, происходящее от гнева, гораздо хуже опьянения от вина! Посмотри на корабельщиков: они как скоро видят где-либо кораблекрушение, тотчас, подняв паруса, спешат, чтобы вытащить из волн товарищей по ремеслу. Итак, если имеющие одинаковое ремесло так друг другу помогают, то тем более надлежит помогать друг другу тем, которые имеют одинаковую природу, ибо здесь кораблекрушение гораздо бедственнее того. Ибо во время ссоры или изрыгают хулы и через это теряют все прежние добрые дела; или в сильном гневе клянутся ложно и таким образом впадают в геенну; или наносят побои и совершают убийство, и опять подвергаются такому же кораблекрушению.

Итак, пойди, прекрати зло, спустись в это бурное море и исхити утопающих и, разрушив зрелище диавольское, уговаривай каждого порознь, погаси пламень и укроти волны. Если пожар и распространится, огонь усилится,— не бойся; ибо многие тебе подадут руку помощи, только начни, и прежде всех поможет Бог мира!

И если ты первый начнешь гасить пламя, то, несмотря на то, что многие тебе будут помогать, ты один получишь награду за все. Послушай, что говорит Бог иудеям, пресмыкающимся по земле. "Если увидишь, — говорит Он, — упавшего осла у врага твоего, не проходи мимо, но подними" (см. Исх. 23, 5). Но гораздо легче разнять ссорящихся между собою, чем поднять упавшую скотину.

Если же должно поднимать осла у врагов, то тем более души у друзей, особенно когда последние гораздо бедственнее; ибо души падают не в грязь, но в огненную геенну, от тяжести гнева. А ты, же-' стокий и бесчеловечный, видя брата своего, лежащего под тяжким бременем, и диавола, предстоящего и разжигающего пламя гнева, проходишь мимо. И скот оставлять без помощи небезопасно. Самарянин, когда увидел раненого, совсем неизвестного ему человека, не имевшего никакого к нему отношения, остановился, посадил его на своего осла, привез в гостиницу, нанял врача и деньги гостиннику частью заплатил, частью обещал заплатить (см. Лк. 10, 33—35). А ты, видя человека, который попался не разбойникам, но полчищу демонов и ярости врага, не в пустыне, но среди площади, когда тебе не нужно ни платить денег, ни нанимать осла, ни далеко идти, но только сказать несколько слов,—- ты, жестокий и бесчеловечный, не захочешь помочь, но бежишь мимо? Как же ты надеешься сам когда-нибудь получить милость у Бога?»