Протоиерей Димитрий Смирнов
ПРОПОВЕДИ
Книга 6

Предпразднство
Преображения Господня

Большинство людей, живущих на земле, вступают в брак. И те, кто в браке состоит или когда-нибудь состоял, знают, как это трудно, потому что браку мешает грех. Бог создал человека по Своему образу и подобию. Бог есть Пресвятая Троица: Отец, Сын и Святый Дух. И человек так же создан — он един, но в трех лицах: муж, жена и дитя. Поэтому сатана, восставший на человека, прежде всего восстает на семью. И все те люди, которые восставали на Бога — возьми хоть Карла Маркса, — восставали и на семью. Все, что направлено против семьи, все это направлено и против троичности человека, и против Самого Бога. Поэтому силы, разрушающие семью, — это силы дьявольские. А силы, которые семью созидают, от Бога, даже если человек и не подозревает об этом.

Все силы ада направлены на то, чтобы разрушить человеческую семью, и этому служат страсти, которые есть в человеке. Муж должен быть главой семьи, а жена хочет сама властвовать: я, дескать, лучше знаю, ты ничего не понимаешь. И из-за этого часто бывает очень тяжелая атмосфера в семье. Так же и дети: они должны быть в послушании у родителей, как Сын Божий был в послушании у Отца Небесного. Господь ничем не согрешил, никакого зла не сотворил, но Отец Небесный направил Его на страдания — и Сын был «послушным даже до смерти». Так и чада должны быть послушны родителям, а им не хочется, им хочется властвовать.

Этот дух властолюбия, который присутствует в каждой семье и вообще в каждом человеке, — дух дьявольский. Потому что дьявол первый позавидовал Богу и свое властолюбие распространил настолько, что захотел встать на Его место. Поэтому Великим постом мы молимся молитвой Ефрема Сирина: Господи, избавь меня от любоначалия. Желание начальствовать — это желание от злого духа, который преследует нас.

Многое и другое мешает семье. Например, неразумная привязанность и любовь к своим родителям. Сказано в Писании: «Оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей». А человек нарушает закон Божий. Муж вместо того, чтобы любить жену, служить ей до смерти, слушает то, что мамочка ему нашептывает. Хотя мамочку уже давно пора оставить, тем более если она настраивает против жены. Муж должен всегда вставать на защиту жены перед матерью, отцом, братьями, кем угодно, потому что жена — это есть продолжение его, вторая половина, это есть святыня, дарованная Богом в таинстве брака; вместе же они домашняя Церковь, сосуд благодати Божией. Но к сожалению, часто муж ведет себя неправильно. Очень часто и родители бывают неразумны, потому что они к своему ребеночку пристрастны. Хотя у сына давно усы выросли, папа с мамой всё думают, что он принадлежит им, хотя он давно уже не им принадлежит, а жене. И когда люди это недопонимают и следуют тем мыслям, которые вкладывает дьявол, тогда начинается разрушение семьи.

Фарисеи подошли ко Христу и спрашивают, «искушающе Его». «Искушать» по-славянски значит «испытывать». Они думали: что-то Он им такое скажет? Если скажет, что можно разводиться, значит, Он отступит от Своих прежних речей. А если скажет, что нельзя, мы Ему ответим: а Моисей разрешил. Но Господь говорит: Моисей разрешил разводиться с женой только по жестокосердию. Потому что если не разрешить развод, тогда будут от жен избавляться другим путем: будут их травить или как-то еще уничтожать. И чтобы от большего зла сохраниться, Господь разрешил зло меньшее. Но вначале так не было.

С женой или мужем нельзя разводиться ни по какой причине, кроме одной. Эту причину Господь указал: прелюбодеяние, измена супругу. Потому что когда измена произошла, тогда, собственно, и супружества уже нет. Почему так? Казалось бы, ничего страшного в измене нет, это относится всего лишь к области физиологии. Но дело в том, что семья есть образ Пресвятой Троицы. А если через блуд вклинивается еще какой-то человек, то он в эту семью тоже как-то входит, и получается нарушение образа Троицы — четверица, пятерица. А всякий образ помимо Пресвятой Троицы — это есть уже ложь, искажение. Поэтому брак оказывается разрушен. Второй супруг, конечно, вправе великодушно простить виновного, если он покается, вновь вернется в исходное состояние; но может и развестись, потому что продолжать такое сожительство — это значит участвовать в беззаконии, продолжать жить в этом грехе, что совершенно, с точки зрения Божественной, вещь невозможная.

Некоторые высказывают мнение, что Бог один, просто мусульмане Его называют Аллахом, а христиане — Пресвятой Троицей, в этом вся и разница. Но ведь один и тот же Бог не может разрешать иметь четырех жен и строго только одну. Поэтому на основании лишь этого факта со спокойной совестью можно утверждать, что бог, которому поклоняются мусульмане, это вообще не Бог или какой-то иной бог, ложный, лживый. Потому что если в сфере жизни, относящейся к деторождению, допустить ту свободу, которую повелевает человеку его животная природа, человек сразу выходит из области спасения и быстренько становится скотиной. Человек от скотины отличается еще и тем, что у него есть брак. Поэтому если у него одна жена, вторая, третья или одновременно две, то он переходит уже из человеческого рода в область скотов несмысленных.

Для животных понятие брака не существует, так же как не существуют понятия «сын», «мать». Котенок знает мать, пока он хочет молока. Как только ему исполнится месяцев восемь-девять, он уже взрослый кот, он может свою мать воспринимать как жену, для него никаких запретов не существует. Запреты существуют только для человека. Поэтому когда человек начинает искать поводы для того, чтобы расширить сферу действия своих инстинктов вне брака, то он становится сначала животным, а потом уже и демоном, потому что дальше начинаются различные извращения, которые никакое животное себе никогда не позволит, — например, жить в браке и не рожать детей.

Возможно ли для кошки придумать какие-то ухищрения, чтобы не рожать котят? До этого извращения может додуматься только человек. Значит, это хуже, чем просто скотство, это падение гораздо ниже, это уже крайность дьявольская, демоническая. Бог устроил человека — мужчину и женщину — для воспроизведения рода человеческого. А человек брак превращает в блуд, ухитряется так, чтобы не было детей. Это все равно что съесть обед, а потом его вывернуть из себя и начать все сначала. Тогда зачем есть? Теряется просто разумный смысл.

Но для многих это стало совершенно обычной жизнью. А потом, когда брак начинает рушиться, человек думает, что это происходит ни с того, ни с сего, не понимая, что если брак устроен не на заповедях Божественных, если муж и жена живут не так, как Бог заповедал, а по-скотски или по-дьявольски, то, естественно, сила Божия, которая в браке должна существовать как в домашней Церкви, уходит. Господь отворачивается от этого безобразия, бесстыдства, и все рушится. Поэтому человек должен заповеди ставить выше своих желаний и тех помыслов, которые ему дьявол вкладывает.

Часто приходится слышать: мне не повезло, муж оказался грубым, или излишне много пьет вина, или живет особняком и не желает участвовать в строительстве собственной семьи. Да, если человек устраивает жизнь свою по случаю, если жизнь — это лотерея, тогда, конечно, либо повезло, либо не повезло. Но если человек верует в Бога, он должен знать, что когда он утром причесывается и с его головы падают волосы, то Господь знает, сколько волос осталось на расческе. Ты не знаешь, а Бог знает. Никаких случайностей быть не может. Поэтому «повезло» — это совсем не то слово. У тебя глаза были? Вот и надо было смотреть. Если уж ты решил соединить свою жизнь в одно целое с жизнью другого человека, если Бог вас сочетал, это уже разрушать нельзя.

Бывает, конечно, что плохо смотрел. Бывает, что и родители плохо смотрят за детьми, недостаточно хорошо их воспитывают, и те потом начинают пить или попадают в тюрьму. У некоторых из нас детки сидят в тюрьме. Но ни одна мать, даже если сыночек в тюрьме сидит, не придет в ЗАГС и не скажет: разведите меня с моим сыном. А ведь сын по сравнению с мужем есть дальний родственник. Детей можно родить сколько угодно, детей можно даже из детского дома взять, если не хватает, но муж может быть только один. Люди же в безумии считают, что с мужем можно разводиться — видите ли, не повезло. Конечно, если ты непромытыми глазами смотрела, что это за человек: ходит ли он в церковь, знает ли Священное Писание, из какой он семьи, что у него за папа, что за мама, к чему он привязан, к чему пристрастен, — если вот так наобум вступила в брак, то можно и не угадать. Но уж тогда надо терпеть до конца.

Да, бывает, не повезет с мужем, бывает, не повезет и с детьми, бывает, не повезет с квартирой, с внуками. И что же теперь? Ну, квартиру с тяжким трудом можно поменять. А как поменяешь родную мать? Если она недостаточно пригожа, недостаточно прилежна, как ребеночек маленький может ее заменить? Скажет: мамочка, я с тобой развожусь, ты мне не нужна, я ухожу к другой? Это же совершенно дикая картина. И мамы со своими детьми не разводятся, потому что ребеночек воспринимается как собственность: это мое. Именно поэтому детей и уродуют воспитанием, потому что не благоговеют перед их личностью, хотят их не по образу и подобию Святой Троицы воспитать, а именно по своему образу. Поэтому всегда между родителями безумными и детьми бывает борьба.

Вот и выходит, что ребенок — это мое кровное, а муж воспринимается как нечто пришедшее извне. И такое восприятие супруга есть тяжкий грех. Надо всегда помнить, что муж и жена — это не два человека, а одно существо, которое называется семьей. У мужа и жены должно быть все общее, начиная от мыслей и чувств и кончая друзьями и знакомыми. Ничего отдельного от супруга существовать не может. Господь так это все задумал. Поэтому насколько мы от этого идеала отдаляемся, в ту меру и страдания в браке увеличиваются. Если мы строим свой брак не на Христе, не на заповедях Божиих, то все может очень быстро разрушиться. И у многих из нас уже разрушилось. Это почти неизбежно.

Когда Господь это все сказал фарисеям (а они были люди довольно сообразительные), они быстро все поняли. Уж не знаю, поняли ли вы, но они все поняли и говорят: ну, тогда лучше не жениться. Вот что верно, то верно. И апостол Павел говорит: жениться можно, но мне вас жаль, будете иметь скорби по плоти. Потому что когда человек не связан брачными узами, он всю свою душу может отдать Богу. У него нет никаких забот: сварил в понедельник кашу и ешь до пятницы, и не надо ни готовить, ни стирать — имеешь одну смену белья, ну и хватит. Не надо этого всего обычного семейного обустройства. Захотел спать — постелил в уголке, поспал, и все, отряхнулся, личико умыл и пошел. И не надо ни дачу строить, ни детей вывозить за город, никаких прививок, бессонных ночей, ни забот, ни хлопот. Всю свою жизнь можно Богу отдать.

Но это уже, как Господь сказал, кто может вместить. Большинство людей это вместить не могут, потому что человек немощен и от Бога ушел далеко. И трудно ему приблизиться к Богу настолько, чтобы ту любовь и духовную, и душевную, и телесную, которую он получает в браке, Господь бы ему возместил в сто, в тысячу крат. Это очень трудно. Все люди не духовные, а душевные и ищут душевного: по головке погладить, в шейку поцеловать, ласковое слово сказать, обняться, поговорить по душам. Потому что с Богом по душам говорить — это очень тяжкий подвиг. Правило, утренние и вечерние молитвы почитать, так сказать, от Бога отделаться — это легко, но подвиг молитвы нести — это уже трудно. А в любви человек нуждается. Вот поэтому и ищет, куда бы ему приткнуться, в чье бы плечико. Вместе лучше, легче.

Поэтому Господь, зная нашу немощь, еще когда создал Адама, поглядел на него и сказал: «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему... И создал... жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей». Это, конечно, удел большинства. Но если мы внимательно посмотрим на церковную историю, то увидим, что многие самые выдающиеся духовные люди, как правило, были девственниками: Иоанн Богослов, апостол Павел, Иоанн Кронштадтский. Потому что любовь их к Богу была такова, что они не могли ее никак поделить. Это были люди очень цельные и направленные на Царствие Небесное. Человек, живущий в браке, конечно, никогда не достигнет того в духовной жизни, чего может достичь девственник, как Григорий Богослов, или Иоанн Златоуст, или Василий Великий, или множество святых угодников Божиих, которые прямо с пеленок служили Богу, — Сергий Радонежский, Серафим Саровский. Они не могли свою любовь к Богу делить с заботами о семье, потому что семья требует очень много забот и хлопот. Хотя семья — это тоже школа любви, но тем не менее девство, конечно, выше.

«Брак... честен, и ложе непорочно». Можно спастись и в браке. И много таких угодников Божиих, которые в браке не только спасли свою душу, но которых мы и во святых прославляем. Но это возможно только в том случае, если к браку относиться как к подвигу ради Христа, а не извлекать из него бесконечную цепь удовольствий. В отношениях мужа и жены должно быть постоянное самоотречение и смирение друг перед другом: у жены послушание к мужу, а у мужа любовь к жене. И детей они должны вместе воспитывать. Не просто выкормить, чтобы щеки лежали на плечах — такая вот постоянно наблюдается задача у бабушек и мам: только кушай, кушай, кушай; просто до безумия доходит. А не дай Бог, не кушает — так в семье паника, приходится докторов вызывать: он, видите ли, не кушает.

Нет, детей надо воспитывать как чад Церкви, этому жизнь посвятить, чтобы они стали православными христианами. А чтобы их так воспитать, требуется огромное вложение сил. Семья должна быть направлена на это. А если семья старается обустроиться здесь, на земле, всего вокруг себя нагородить и в этом видит смысл, цель жизни: чтобы было тепло, уютно, сытно и всего много, — если это смысл существования, тогда, конечно, никакого не может быть духовного возрастания.

Сегодняшнее Евангелие хоть и кратенькое, но смысл этого текста, как и таинственная жизнь Пресвятой Троицы, неисчерпаем. Поэтому если мы будем почаще себе напоминать эти слова из Евангелия о семье, то это нас от многих грехов сохранит. В чем нам, Господи, и помоги. Аминь.

Храм Святителя Митрофана Воронежского,
18 августа 1990 года