Протоиерей Димитрий Смирнов
ПРОПОВЕДИ. КНИГА 8

Вторник сырной седмицы.
Память трех святителей

Когда человек входит в храм, он сразу, если у него, конечно, не мертва душа, ощущает, что попал в какое-то особенное место. И все верующие люди должны этому строю храмовой жизни подчиняться. Но так как мы люди в основном дикие и только учимся и благочестию, и правильному поведению в храме, то многое до нашего сознания не доходит.

Например, входит взрослый человек с ребеночком, а ребеночек маленький, не осознает еще всего величия того, что здесь совершается. Поэтому он может начать что-то говорить или плакать — и тогда надо моментально его из храма унести, чтобы ему в тишине объяснить, что так вести себя нельзя. А если у него не получается сразу прийти в себя, значит, надо с ним погулять минут пять. Вот он успокоился, утих — и потом можно опять внести его в храм. Ничего в этом страшного нет.

Конечно, каждому хочется побыть на службе, но ради своего дитя и ради того, чтобы оно не нарушало благоговения храма, чтобы не мешало остальным, надо приносить себя в жертву. И когда человек приносит себя таким образом в жертву, то, хотя он вроде бы уходит со службы, оказывается, этим-то он и совершает истинное христианское делание. Потому что он ущемляет себя ради всех остальных ближних.

Что самое главное должен вынести человек из своего детства? Вот мы учим детей многому: учим читать, писать и так далее. Это все очень важно, но есть вещь еще гораздо более важная — послушание. Послушание — это начальная христианская добродетель. Кто не умеет слушаться, тот никогда ничему не научится. Это невозможно. Поэтому в монастырях начинают учиться христианской жизни только с послушания. Человеку дают какое-то задание, и он обязан безукоризненно его выполнять. А почему послушание так важно? Потому что от непослушания Адам отпал от Бога. Господь ему заповедал, что от дерева познания добра и зла вкушать плодов нельзя, а он не послушался. И из-за этого человечество, и мы в том числе, до сих пор, уже много тысяч лет, страдает: из-за непослушания всегда страдание.

И вот Христос Спаситель, придя на землю, дал нам образ послушания. На этой седмице читается Евангелие, которое предшествует Страстям Господним. Тем самым Церковь готовит нас к Великому посту, чтобы мы задумались, какой ценой мы искуплены. Господь Иисус Христос «пошел по обыкновению на гору Елеонскую, за Ним последовали и ученики Его. Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение». Чтобы не впасть в искушение, надо молиться. Если бы мы жили всегда с молитвой, то от многого бы убереглись. А так как мы Бога забываем, дьявол бывает тут как тут.

«И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет». Господь знал, что Ему предстоит идти на страдания, что один ученик Его предаст. Он это знал, устрашался этого, и, конечно, Его сердце трепетало. Но несмотря на то что Его ждало нечто страшное, Он все-таки молился: пусть будет воля Твоя, но не Моя. Раз Отец Небесный послал Его на землю, Он Свое послушание выполнил до конца, даже до крови и до смерти. Вот насколько это важно. Поэтому если мы хотим быть верующими, хотим быть христианами, и нам надо стараться слушаться до конца.

Почему Господь так устроил, что человек, когда родится, бывает сначала маленьким и потом растет долго-долго, пока не станет взрослым? Почему Господь не сделал, чтобы человек сразу рождался взрослым, сразу шел на работу или в институт или еще чем-то занимался? Почему долгие годы надо человеку быть ребенком и учиться, учиться — и прежде всего послушанию? Потому что, не научившись послушанию, нельзя, невозможно войти в Царствие Небесное. И Сам Господь Иисус Христос открыл нам этот путь — через послушание.

Конечно, слушаться трудно, и не каждый сразу этому сможет научиться, на это действительно уйдет несколько лет. Но если дитя не будет тратить времени зря, а будет стараться изо всех сил, тогда оно в этом преуспеет и к юношескому возрасту, к тому времени, когда станет взрослым, уже научится слушаться. И тогда научится и молитве, тогда научится и остальным христианским добродетелям. Потому что легче всего учиться именно в детстве.

Послушание, конечно, необходимо и взрослым. К сожалению, многое в нашей жизни уже упущено, и многие взрослые тоже слушаться не умеют: жены не умеют слушаться мужей — а потом хотят, чтобы их дети слушались. Но это невозможно, потому что если жена не слушается мужа, то дитя не имеет примера послушания. А у многих семья вообще неполная. Как тут быть? Вот сегодня память трех святителей. У Иоанна Златоустого мама овдовела в девятнадцать лет и была молода, красива и богата, но второй раз замуж не стала выходить, хотя женихов было много, а посвятила всю жизнь сыну и вырастила Церкви великого святителя. Хотя и трудно без отца, но, оказывается, возможно, если прилагать к этому колоссальные усилия.

Поэтому цель воспитания не просто дитя накормить, одеть, обуть, а прежде всего — думать о его душе все время, постоянно, чтобы никакого слова, противного душе, не было; чтобы не было ничего со страстью, а все было с разумом; чтобы все время думать: то или иное действие будет на пользу душе или во вред? Главная цель воспитания заключается только в том, чтобы научить дитя смирению и послушанию. Это очень важно, это будет та благодатная почва, на которой может вырасти в дальнейшем христианин. А у нас все не так. Мы детей все время пропускаем вперед, мы даем им лучший кусок — а потом удивляемся, что они вырастают эгоистами. Нет, дитя должно получать все в последнюю очередь, обязательно. Это, конечно, надо делать с любовью, без зла, но все в последнюю очередь и никогда не первому.

Меня всегда поражает, когда взрослый человек, особенно пожилой, уступает ребенку место, проталкивает его вперед. Детей в церкви действительно причащают первыми, но только младенцев — из тех соображений, что если они заплачут, то можно будет их «нейтрализовать», а не потому, что эти младенцы более заслуживают причастия, чем взрослые, отнюдь нет. По идее нужно причащать от самых старых до самых юных. Вот это было бы более правильное воспитание. Иначе дети привыкают к тому, что они самые главные люди на земле. А это совсем не так, они еще этого не заслужили. Конечно, по природе своей души их менее испорчены, чем у взрослых. Но все-таки взрослые в течение своей жизни совершили много подвигов и терпения, и труда, а многие пережили и голод, и смерть близких, и, упаси Бог, разводы, и всякие страшные вещи.

Поэтому вот в чем воспитание должно заключаться. И если бы главой семьи был действительно отец, если действительно он был бы в семье первым, он бы руководил, а не дитя, то тогда и дети могли бы на это смотреть, это впитывать. Таким образом можно будет воспитать и будущую хорошую жену, и будущего хорошего мужа и отца. И это станет той благодатной средой, которая будет способствовать возрастанию христианина. Цель воспитания в семье — воспитание чада Церкви. Если мы будем эту спасительную мысль держать в голове, то процесс воспитания пойдет гораздо лучше. Ну и, конечно, нужно деточек постоянно причащать, чтобы иметь помощь Божию. Если мы этого не будем делать, то все наши усилия пропадут.

Во всех странах существуют огромные общественные институты по воспитанию детей. И везде неуспех полный, начиная от Гренландии и кончая Африкой, Японией и Канадой. Причина в том, что утрачено самое главное: понимание таких важных вещей, как смирение, терпение, послушание. Где-то остаются еще какие-то христианские следы, а в основном и их нет. И поэтому везде дети выходят из-под контроля, из-под повиновения, становятся преступниками. В это вина именно наша. Если только на секунду представить, что все родители вдруг по всей земле стали бы христианами: уверовали во Христа, уверовали в то, что Евангелие — это истина. Пусть они люди грешные, сами себя еще не умеют управить — но вдруг начали бы своих детей воспитывать так, как подобает. И тогда уже через пятнадцать лет все человечество было бы совершенно иное. Представляете?!

И на самом деле это все в наших силах, такое чудо преображения всего человечества на самом деле очень просто. Вот все как по команде выкинули бы телевизоры, выкинули бы все плохие книги. Вместо того чтобы бросать ребеночка на произвол судьбы, каждый бы стал заниматься своим ребенком. Начал бы читать Евангелие, жития святых, начал бы молиться, все бы делал с любовью, с терпением, стремился бы не к тому, чтобы получше одеться и поесть, а наварил бы одной каши, и все. Потому что ребеночка можно к чему угодно приучить. Можно приучить спать на жестком: вот постели ему на доску тоненькое одеялко байковое — и он так будет спать. Он и в жизни никогда не подумает, что можно спать на мягком. Корми его одной гречневой кашей — и он привыкнет, и будет ее любить, и никогда не узнает, что существуют какие-то бананы, ананасы. И ничего особенно страшного не произойдет.

Многие люди старшего поколения не испытывают потребности в каких-то особенных одеждах, они привыкли к скромной, простой жизни и не страдают от комплекса неполноценности из-за того, что чего-то кожаного или мехового не имеют. То есть все зависит от того, что человек воспринял в детстве. Вот это очень важно. Поэтому надо нам стараться. И если мы создадим образ христианской семьи, то и наши детки будут это воспринимать. Эта задача, конечно, очень сложная, трудная, на всю жизнь. Но во всяком случае, слава Богу, это возможно. Помоги нам в этом всем Господь! Аминь.

Храм Святителя Митрофана Воронежского,
12 февраля 1991 года