Протоиерей Димитрий Смирнов
ПРОПОВЕДИ. КНИГА 8

Преполовение Пятидесятницы

Христос воскресе!

В мире все изменяется: и времена года сменяют одно другое; и человек сначала маленький, потом стареет; и настроение у человека бывает то хорошее, то грустное, то совсем отчаянное. Неизменен только Бог, потому что Он вечен и в Нем нет «ни тени перемены». Бог есть абсолютное добро и любовь, и каждого из нас, сотворенного по Его образу и подобию, Он хочет ввести в это добро, чтобы независимо ни от чего: ни от нашего возраста, ни от состояния здоровья, ни от каких-то внешних обстоятельств, — то добро, в котором мы бы укрепились, также было вечно и мы вошли бы в жизнь вечную вместе с Богом.

Для этого Господь и пришел на землю, Церковь Свою основал. И Церковь Божия две тысячи лет продолжает Его дело: исцеляет больных, проповедует Евангелие Царства, приводит к вечной жизни. Однако люди, не укрепившиеся в добре, очень переменчивы. И сегодняшнее чтение Апостола дает нам прекрасный пример. Павел и Варнава, путешествуя с проповедью, пришли в некоторое селение, где был хромой человек, и исцелили его на глазах у всех. Это событие так всех поразило, что люди подумали, что это боги пришли на землю. Решили, что Варнава — это Зевс, а Павел — Гермес, и хотели им даже принести жертвы, так что Павел со всем своим красноречием еле-еле их уговорил, что они никакие не боги. А чуть позже из Антиохии пришли иудеи и убедили народ отстать от апостолов, потому что те не говорят ничего истинного, а все лгут. И так возбудили людей, что они побили Павла камнями.

Вот одни и те же люди сначала жертвы хотят приносить человеку как богу, а спустя некоторое время забивают его камнями. Самое обычное дело, так и в нашей жизни. Можно оказывать человеку разные благодеяния, и он будет с тобой дружить, тебя любить, но попробуй я уж не говорю оклевещи, а просто правду ему скажи о его поведении или о каких-то его мыслях — и все, увидишь злобу, увидишь, что нажил врага. И то, что ты ему делал в течение десятилетий, будет забыто в две минуты, и никогда он твоего добра не вспомнит, а то мнимое зло, которое ты вроде бы сотворил, оно-то как раз и станет для него главным.

Это самая обычная история. Почему? Потому что каждый человек грешник и зло ему свойственно в силу его падения. Поэтому человек очень быстро отказывается от добра. А Господь хочет, чтобы мы в добре укрепились, чтобы мы стали действительно неизменны, неотлучны от добра, как Сам Бог. И для этого нужно стать христианами, для этого нужно учиться все время не поддаваться дьяволу, который нас искушает, хочет нас вывести из этого состояния, все время хочет раздражить, обозлить, ввести в уныние, в отчаяние. Мы должны стараться ради Бога быть твердыми, мужественными и всему тому злу, которое диавол нам предлагает или которое через людей на нас обращено, не поддаваться, а, наоборот, его преодолевать, отвергать и обязательно на зло отвечать добром. Тогда мы уподобимся своему Господу Иисусу Христу.

В Евангелии от Иоанна, которое мы сегодня тоже читали, Господь вопрошает иудеев: «Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону». То есть заповеди есть, но люди по немощи все равно их нарушают, одни больше, другие меньше. «За что ищете убить Меня?» За что? Иногда один человек хочет убить другого даже без всякой видимой причины. Вот кто-то раздражает — ну так бы и убил бы! И когда этому благоприятствуют обстоятельства: например, когда государственная власть разрушается, — люди выходят на улицу и всех, кто их раздражает, начинают убивать. Вот идет кто-то навстречу, и человеку не нравится, что он в шляпе, — взял и убил. Или кто-то человека раздражил, а он встречает другого человека той же национальности — ну, говорит, они все такие — и убивает его совершенно не за то, что он виноват, а за то, что другой провинился.

И вот Христос пришел на землю и спрашивает: за что хотите Меня убить? Не за что. Только за то, что правду принес, принес любовь, принес иной порядок жизни. И конечно, как такого не убить? Это даже непонятно. Поэтому и Христа убили, и Варнаву, и Павла убили. Это неизбежно, мир не может, ему очень тяжело такую благодать выдерживать. Но нам, если мы хотим быть учениками Христовыми, надо стоять в своей вере твердо. Что бы ни случилось, какие бы обстоятельства ни были, надо не давать диаволу ни пяди нашего сердца, ни пяди нашего ума — чтобы нами владел не диавол, а чтобы владел Христос.

Поэтому надо нам обязательно в свою душу заглядывать, смотреть: а что там, в моей душе — раздражительность, обида, уныние, отчаяние, зло, жажда мести? Что у нас там, желание настоять на своем? Или в нас другой совсем дух: кротости, милосердия, терпения, послушания, любви, прощения? Если так, то хорошо, а если нет, то что делать? Каяться надо, просить у Бога прощения, не соглашаться с этим злом, все время взывать: «Боже, очисти меня, грешного», не хочу такого зла, хочу быть хорошим, хочу укрепиться в добре.

И если мы будем укрепляться в добре, то диавол будет завидовать этому добру и будет постоянно на нас нападать. Если он не сможет внутри бурю вызвать — допустим, мы научимся уже преодолевать помыслы, преодолевать свои чувства скверные, нехорошие; этому трудно научиться, но возможно, и допустим, что мы сможем, — тогда диавол начнет извне на нас нападать: всякие люди будут к нам цепляться, придираться, мучить нас, совершенно бессмысленные какие-то вещи производить.

Ну спрашивается, за что апостола Павла до полусмерти забивать камнями? Ведь он же был хотя и горячий, но очень хороший человек: вот видит, больной, хроменький с детства — взял его и исцелил. Не сам, конечно, исцелил, а Божией благодатью: попросил у Бога, и Бог его исцелил. То есть он был человек милосердный, сострадательный — спрашивается: за что камнями-то побивать? Ну не нравится, что он говорит, — не слушай. А зачем обязательно камнями, да еще до полусмерти, да потом еще из города выкинули, думали, мертвый, даже не похоронили, просто выкинули на помойку и все. Все потому, что человек поддается злу, постепенно ему следует и приходит в такое страшное состояние.

Но у нас так не должно быть. Нет никакой иной правды и справедливости, кроме правды и справедливости любви, и этому закону должно быть все подчинено. Потому что и Бог послал Своего Единородного Сына на смерть ради любви, чтобы спасти человека. И Сын Божий сошел на землю ради любви. Хотелось Ему умирать? Нет, не хотелось, поэтому Он до кровавого пота молился: «Отче Мой! да минует Меня чаша сия», но все-таки пусть будет воля Твоя, а не Моя. Кому охота умирать, а особенно человеку безгрешному, каким был Господь наш Иисус? По человечеству Своему Он никак не хотел умирать, но как Бог Он знал, что это сделать необходимо, чтобы нас спасти.

Или апостол Павел — он был духовный человек, при жизни до третьего неба был восхищен и заранее был извещен Богом о своей насильственной смерти. А для чего он это все претерпел? Был он гражданин Рима, человек знатный, образованный, мог стать первосвященником иудейским. Для чего он бросил все, всю жизнь трудился, своими руками зарабатывал на хлеб и только ходил и людей увещевал, проповедовал им Христа распятого? Им двигала любовь к этим людям. Однажды он даже молил Бога: Господи, лучше мне быть изглажену из книги жизни, лучше мне погибнуть, но чтобы народ мой любимый спасся.

Он любил этот народ, но по прошению его все-таки не получилось, потому что Господь не может нарушить свободу человека. Господь так любит и уважает каждого, что, если уж человек очень хочет в ад, Господь ему в этом не препятствует. Церковь есть? Есть. Все знают, где церковь? Все знают. И каждый слышал, что есть исповедь, каждый теперь знает, что существует Евангелие. Значит, если человек Евангелие не читает, если человек на исповедь не ходит, если человек не стремится к небу, он сам делает свой выбор и сам потом жнет, что сеял.

Конечно, тем людям, которые выбрали жизнь Христову, трудно, потому что, с тех пор как тысячелетнее царство Христа кончилось, царство антихриста уже бушует вовсю во всем мире. Не надо думать, что только у нас. В какой-нибудь Франции гораздо хуже дело обстоит, чем у нас, в смысле духовной жизни или так называемой свободы. Это мы можем в школе Закон Божий начать преподавать, а попробуй-ка в Париже. Они там басни только рассказывают друг другу о свободе вероисповедания.

Поэтому очень тяжело христианам жить. Но с другой стороны, хоть и мало православных на земле, но все-таки они есть. И Господь сказал: «Не бойся, малое стадо!» Бояться нечего. Христос вообще пришел один. И все то зло в мире, которое было в каждом человеке, — Он один против него выступил. Потом, когда научил Своих апостолов вере православной, дал им благодать Святаго Духа, они тоже выступили. Сколько их было? Всего двенадцать и еще семьдесят мужей. И хотя их убили, но число учеников Христовых от этого только приумножилось, и они победили этот мир, они усеяли весь мир церквями, они создали совершенно новую цивилизацию, на других, христианских основах. Кто сумел эти дикие народы поставить на самую высоту человеческой цивилизации? Только христианская жизнь их предков так развила их душу, ум, что они смогли создать науку, искусства, ремесла. Все, чем питается теперь Европа, — это все от Христа, своего-то в этом ничего нет, даже в технике, в науке. Почему такой науки нет в Азии, в Африке? Потому что там Христа не было.

Но мы теперь забыли Христа — и быстро дичаем. Все «достижения», все гнусности Азии, Африки и другого полушария — мы все впитываем, хотя то там, то там видно, что местами христианская жизнь еще осталась. И тем, кто остался, им, конечно, трудно все зло этого мира сдерживать. Но пока такие люди есть, не может дух антихриста победить, никак не может, потому что добро гораздо сильнее зла. Тьма — это ничто, это отсутствие света. Поэтому самый-самый маленький свет: вот спичку зажги в открытом космосе — и ее будет видно, эту спичку, за сотни километров, потому что она будет светить. И звезды, хоть они от нас и ужасно далеко, а свет от них мы видим, потому что этот «свет во тьме светит». И если бы каждый из нас сумел стать таким маленьким светом, то в этом страшном, тяжелом, жутком мире стало бы всем светлей, всем бы стало теплей.

Вообще сейчас если еще и можно в мире жить, то только благодаря тому, что существуют храмы и в каждом храме обязательно два-три человека найдутся, которые стараются жить христианской жизнью. И именно эти люди и являются теми столпами, на которые небо опирается, не дают раздавить эту землю. А все остальное — это просто тьма, зло. И Христос хочет, чтобы мы количество света в мире увеличили. А для этого надо загореться самим — вот как свеча от свечи загорается, так и мы должны благодатью Божией, которая в Церкви содержится, зажечь свои сердца. Господь сказал: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!»

Мы знаем, что находимся уже в конце человеческой истории, это очевидно. То, что когда-то было свято, над этим теперь люди глумятся, этого не понимают или воспринимают искаженно, поверхностно. Многие даже считают себя христианами, но посмотри на жизнь этих людей, посмотри на то, как они Христа изображают в своих книгах, и сравни это с иконой — и сразу видно, что это совсем не тот Христос, это какой-то другой совсем дядька, и ничего в нем от Христа нет. Вроде и похоже, но совсем не то. То есть идет подмена. А в духовной жизни ошибся на миллиметр — и уже мимо пролетел. Поэтому нам надо особенно стараться, особенно держаться.

Господь ведь знает, что нам тяжело. Господь знает и наши немощи. Господь знает, что мы плохо все воспитаны. Господь знает и то, что нас с детства никто толком не учил и никто нами не занимался. Но ведь Он Сам нас избрал. Мы не можем сказать, что мы сами своим умом дошли до веры. Нет, Господь как-то нас сумел к Себе привести, сумел к Себе привлечь. И от нас требуется только, чтобы мы ответили на Его призыв любовью, постарались быть достойными этого призвания.

Поэтому недаром один из апостолов стал иудой — это Господь нам на все времена дает знак: вот, Иуда оказался все-таки побежден злом, не смог устоять перед соблазном, взял деньги. И нет чтобы потом прийти, сказать: бес попутал, прости. Покаялся бы — и Господь бы простил. А он не стал каяться, не стал просить прощения и дошел до самоубийства. Хуже, страшнее этого греха нет. Поэтому каждому из нас это знак, предупреждение. Так промыслом Божиим было попущено, чтобы всем нам явить, как мы опасно ходим. Сейчас ты вроде верующий, в церкви стоишь, имеешь приличный вид, а завтра вот так соблазнишься, дашь сатане войти в тебя — и все, и будешь ты иуда. И последнее будет горше первого, потому что это гораздо хуже. Лучше быть непросвещенным, быть в темноте, чем уже познать истину, а потом от нее отречься. Страшно, когда человек дает злу завладеть своим сердцем. Поэтому пока мы живы, мы должны мужественно стоять в своем сердце за правду, и Христос в нас победит. Помоги нам в этом, Господи. Аминь.

Храм Святителя Митрофана Воронежского,
1 мая 1991 года