Протоиерей Димитрий Смирнов
ПРОПОВЕДИ. КНИГА 8

Всенощное бдение
под Неделю 10-ю по Пятидесятнице

Сегодняшнее воскресное Евангелие повествует о том, как Господь наш Иисус Христос явился Своим ученикам и не сказал никакого слова назидания, явился как бы для того, чтобы только их накормить. Они ловили рыбу целую ночь и ничего не поймали. А Господь указал то место, куда нужно было закинуть сеть, и они поймали сто пятьдесят три огромных рыбы — этот улов был столь необычным, что апостолы даже сосчитали. И вот уже две тысячи лет, читая это Евангелие, мы все слышим: сто пятьдесят три, сто пятьдесят три, сто пятьдесят три — такое свидетельство истины этого события.

Этот эпизод содержит для нас великое назидание и утешение. Каждый из людей внутри своего сердца сам решает, идет ли он за Христом или он просто ходит в церковь. Потому что можно ходить в церковь и не идти за Христом. Это встречается сколько угодно: можно быть хорошим, трудолюбивым человеком, можно быть прекрасным семьянином, можно быть умным и воспитанным, и прекрасно исполнять свою работу, и ходить в храм, и постоянно участвовать в таинствах церковных — а за Христом не идти. Потому что шествие за Христом — это шествие всегда в гору: одновременно и на Фавор, и на Голгофу. Если это не присутствует в жизни человека, то, значит, он еще не ученик Христов.

И вот Господь тому, кто оставил все и последовал за Ним, кто действительно не заботится о том, что ему есть, и что пить, и во что одеться, и так ли все складывается, как он хочет, а ищет только одной воли Его, — Господь такому человеку, ученику Своему, подает все, и даже Сам готов предложить такому человеку ужин, и Сам этому человеку готов за этим ужином и служить. Поэтому этот эпизод имеет такой таинственный смысл, весьма утешительный для всех тех, кто пошел за Христом. Господь действительно с ними и заботу Свою о них не оставляет никогда и ни в чем. Но этого блага сподобляется только ученик Христов и больше никто. Потому что Церковь Божия, состоящая из учеников Христовых, принадлежит уже новому веку — восьмому дню.

А для того, кто пребывает еще в дне седьмом, для него Господь почил от дел Своих, поэтому ему самому приходится в поте лица зарабатывать хлеб свой насущный, надеяться только на себя, потому что Бог-то очень далеко, так далеко, что Его даже и не слышно. Вопит человек от земли к небу, а небо молчит, ничего не отвечает до тех пор, пока не уверует человек во Иисуса Христа, Сына Божия, Который пришел для того, чтобы его спасти от всего ужаса этой тягомотной жизни, где все человеку плохо. Почему плохо? Потому что все то хорошее, что создал Бог, человек сломал, разрушил, изуродовал, испортил. Да и сами люди вокруг — младенцы-то еще бывают прекрасны, а когда выросли, стали весьма и весьма плохие, неприятные, тяжелые, скучные, раздражительные, злые, завистливые. Поэтому среди всего этого жить тяжело, и грустно, и скучно. Поэтому многих тянет душой прийти в храм, от всего этого отдохнуть, отвлечься, успокоиться. И действительно, это все человек и получает. Но хотя Христос Своим ученикам сказал: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас», тот покой, который мы обретаем в храме, может быть чисто внешним, душевным, психологическим. Потому что, вновь выйдя в этот мир и столкнувшись с каким-то злом, мы увидим, что этот покой очень быстро улетучивается. Потому что он не настоящий, а связан с настроением.

Люди, живущие в миру, все очень хотели бы иметь всегда хорошее настроение. От чего бывает обычно хорошее настроение? Когда человек хорошо себя чувствует, когда он никому не должен и ему ничего не должны, когда у него нет никаких забот, когда хорошая погода, и причем хорошей он считает ту погоду, которая ему нужна в этот момент. Если он занимается огородом, то это дождь, если он лежит на пляже, это солнце, а если ему куда-то нужно идти, это прохлада.

К хорошему настроению человек стремится с помощью и вина, и какой-то передачи по телевизору или по радио. Этому служит и музыка, и посещение гостей — конечно, людей приятных, а если он человек деловой, то людей нужных. Потому что предвкушение обильных благ от хорошего завершения дела настолько захватывает душу человека, что он готов даже и со скучным сидеть, и с противным, лишь бы дело вышло.

И множество вещей создает хорошее настроение: когда дети не плачут, не капризничают, когда все тихо, и гладко, и спокойно. Такой земной рай. И каждый из нас время от времени иногда на минуты, иногда на часы этого достигает. И действительно, душа наша в эти минуты покоя получает отдохновение. Но к сожалению, это временно и кончается очень быстро, как только то внешнее условие, от которого мы зависим, меняется.

А тот покой, к которому зовет нас Господь, совсем иного рода. Господь хочет, чтобы наша душа, как принадлежащая миру иному, жила бы этим миром, вовлечена была бы в жизнь духовную, причем вовлечена настолько, что те скорби, которые она испытывает, живя на земле, для нее были бы легко преодолимы. Потому что главная часть ее существования — это небо, это Бог, это святые, это то иное, к которому она принадлежит и к которому она отойдет. И когда у человека есть такое упорство все время восходить на гору Фавор несмотря ни на что, когда душа достигает этого через исполнение заповедей Божиих, через устремленность к этому миру горнему, тогда Господь, по милости Своей, дарует человеку эту вечную жизнь, и тогда, даже живя на земле и испытывая различные естественные и скорби, и нападения, и болезни, человек делается нисколько не уязвимым от мира этого.

Вот это бытие и называется христианством, это бытие и называется жизнью духовной, это бытие называется святостью, это бытие называется праведностью. Это и есть то, ради чего пришел Христос на землю. Так и святые отцы говорили: Господь сошел с неба на землю, чтобы нас, живущих на земле, возвести на небо, то есть в иной мир.

Поэтому Церковь — это только те люди, которые твердо уже решили идти за Христом и не колеблясь идут по этому однажды избранному пути. Это совсем не все, кто ходит в храм, а именно те, кто уже решил исполнять Его заповеди, кто решил научиться кротости, смирению, кто решился уже идти на Голгофу, кто решился пройти именно этим путем, которым первым из всех людей прошел Господь Иисус Христос. И зная нашу скорбную жизнь, и любя нас, и каждому подавая свой крест, Господь берет такого человека под Свое покровительство и Сам заботится о том, что ему есть, что пить, где ему трудиться, как ему болеть и в какой день ему выздороветь, — все-все-все берет на Себя. Он Сам так обещал и всегда так и делает, лишь бы человек никогда не отвлекался от главного, от жизни небесной, и служил бы Ему.

Господь очень нуждается в том, чтобы те ученики Его, которые пока еще живут на земле, Ему бы послужили. Потому что Сам Господь принял на Себя плоть человеческую, стал человеком, чтобы послужить людям. И ученики Христовы, каждый ученик должен стать в свою меру маленьким Христом, чтобы этому миру послужить. Он должен стать солью земли, он должен трудиться, он должен продолжать дело Божие на земле. Господь не может явиться человеку Сам в Своей славе, потому что человек по грехам своим эту славу не выдержит. Даже ученики Христовы апостолы Петр, Иаков и Иоанн, три самых-самых близких к Нему, и то попадали, и то не смогли увидеть эту славу в той полноте, в которой Господь им подал.

А еще Господь не хочет никого принуждать. Потому что любое чудо — это всегда насилие над волей человека, то есть человек как бы вынужден признать: раз это чудо — значит, это от Бога. А Господь вот этого как раз не хочет. И когда Он даже был вынужден творить чудеса, потому что это свойство Его Божественной природы, Он всегда эти чудеса старался скрыть и открывал их совсем не всем. Ведь если Господь после Своего воскресения явился апостолам на море Тивериадском, если Он у гроба явился Марии Магдалине, если Он явился еще пятистам человекам до того, как вознесся на небеса, то понятное дело, что ничего Ему не мешает явиться каждому из нас, для Него это не представляет никакого труда. И не представляет никакого труда Ему, вот так явившись, убедить любого человека в том, что не надо пить водку, не надо убивать своих детей, не надо ругаться скверными словами, не надо воровать и завидовать. Почему же Господь этого не делает? Потому что тогда не останется места для веры.

Вера — это есть выбор. Вот есть Евангелие, а вот есть все остальное — и теперь ты сам принимаешь Христа или нет, без всякого насилия. Если принимаешь не на словах, а на деле, то изволь жить так, как этого требует Господь. А если не принимаешь или принимаешь только на словах, тогда сам лишаешь себя вечной жизни. Сам. Господь именно поэтому никого не принуждает. Это мы часто хотим своих детей, внуков заставить любить Бога, заставить ходить в храм, заставить креститься, заставить венчаться, заставить еще что-то во что бы то ни стало. Но это не для Бога, а только чтобы себя успокоить: мне спокойней, если у меня внучок крещеный. Потому что речь идет, конечно, не о ребенке, а о самом себе. Потому что не хочет человек нести крест за свои грехи: что не сумел за кого не надо замуж не выходить, не сумел как следует детей воспитать, и так далее, и так далее. А теперь как результат своей жизни он не хочет понести то, что ему предлагается, а все продолжает требовать и требовать.

Человек не хочет жить по Евангелию, он берет оттуда только то, что ему нравится, что ему удобно, что приятно, что ему легко исполнять. А каждому человеку независимо от того, где он воспитывался, кое-что из Евангелия легко исполнять. Кто от природы кроткий, ему легко быть кротким. А есть люди от природы щедрые, и им не надо бороться против своей жадности, им это само дано. Но награды-то в этом никакой нет, и нет ничего удивительного. Потому что каждый из нас создан Богом Отцом через Христа, через Его Слово. Поэтому в каждом человеке независимо от цвета кожи, от воспитания есть это природное, внутреннее, онтологическое христианство. Поэтому каждый человек, если почитает Евангелие, он там себя найдет, узнает. И вот человек сам себе выбирает, что он из Евангелия принимает, а что незаметно, не афишируя тихонечко отвергает.

Такой выбор по-гречески называется «ересь». Поэтому Евангелие нельзя разделить, его надо брать целиком. Это не значит, что человек сразу возьмет и исполнит все Евангелие. Это невозможно. Но хотя бы должно быть постоянное стремление его исполнить, и причем на деле. Поэтому когда человек на кого-то обиделся и ему говорят: ну чего ты обижаешься, ведь это же грех? — он должен тут же опомниться и простить, иначе он уже не христианин, он уже, значит, вне Церкви. Или если человек настаивает на своем и хочет обязательно по-своему, а ему говорят: слушай, ты все-таки не забывай, что Христос сказал: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем». А где же твое смирение? Ты весь кипишь и готов весь мир сокрушить — это нехорошо. По крайней мере, когда человек услышал эти слова, он все силы своей души должен направить на то, чтоб себя как-то укротить. Иначе как раз и выявится мнимость этого христианства.

Только человек, который поставил себе благую цель стать истинным учеником Христа, достигает того, что получили апостолы в этом чудесном улове рыбы. Помоги нам всем Господь набраться такой степени мужества, чтобы отважиться на этот шаг. Как некогда Петр, епендитом препоясаться и ввергнуться в это житейское море, ничего не боясь, зная: раз Христос на берегу, ничего со мной страшного не будет. Да, будет трудно, будет холодно, будет неудобно и будет очень много всего того, что должно быть. Но уж слишком велика цель, слишком драгоценна награда — вечное общение с бессмертным Богом, Который ради нас пролил Свою Кровь! Аминь.

Храм Благовещения Пресвятой Богородицы,
22 августа 1992 года, вечер