Сергей Фудель
Воздух Церкви


О ЛИТЕРАТУРЕ

Религиозные прозрения некоторых писателей, например, Достоевского или Пастернака, были посылаемы от Бога для восполнения пустоты религиозной литературы их времени, для какой-то духовной компенсации. Иногда их можно расценивать как глас Валаамовой ослицы, «остановившей безумие пророка».

Причём интересно, что всё религиозно-ценное, что есть в мировой литературе, восходит не к учёному богословскому рационализму, но к золоту подлинной письменности Церкви. Вот один пример. Отцы-подвижники очень советовали заучивать наизусть отдельные куски Нового Завета и Псалтири, чтобы постоянно жить в них. Бредбери, конечно, об этом не знал, когда вложил в сердце последних людей христианской цивилизации, живших в условиях атомного одичания, идею заучивания наизусть глав Евангелия, чтобы пронести их в темноте, как золотые звенья человечества («45 Г по Фаренгейту»).

Я думал, что этот совет и древних отцов и романиста надо осуществлять и нам, введя в своё ежедневное молитвенное правило некоторые наиболее любимые куски Новозаветного текста, заученные наизусть. Это нам может ещё особенно пригодиться.

Гоголь издавал свою благочестивую переписку с самыми благими православными намерениями, а Оптинские старцы ей не доверяли. На церковном Западе «Сущность богословия» Фомы Аквинского считается богословским основанием Католической Церкви, а Бердяев точно сказал об этой книге: «Если бы я прочёл её всю, я, может быть, стал бы неверующим».

И наоборот: можно приблизиться к вере или укрепиться в ней через некоторые стихи Лермонтова, Тютчева, Пастернака или Блока. Я уже не говорю о Достоевском или Лескове. У меня был близкий человек, просидевший год в одиночке с книгой Достоевского и сделавшийся из неверующего верующим. О Бредбери кто-то сказал, что у него апокалипсическое прозрение Запада.

Какой же из этого вывод? Надо и в этом быть мудрым, «как змея», и простым, «как голубь». Литература полна хаоса и развращённости. Не только не нужно, но прямо вредно всё подряд читать. Но не надо прямо отрицать возможность увидеть свет и в этом тёмном лесу.

Если люди от Бога, то и стихи их могут быть от Бога. «Всё от него, Им и к Нему». Ибо, как говорит апостол Павел, цитируя в своей религиозной проповеди языческие стихи, мы Его и род (Деян. 17,28).