Сергей Фудель
Воздух Церкви


СТРАДАНИЕ

Страдание в христианстве двояко. Первое - это сострадание, то есть любовь: человек сострадает своему распятому Богу и через него сострадает человеку и страдающей земле. Это страдание, безусловно, неизбежное, которого не может не быть в христианстве, в меру любви каждого. Второе - это условное страдание подвига. Условно оно потому, что зачастую это и не страдание вовсе, когда Господь несёт наш подвиг за нас, видя стремление наше к Нему. Кроме того, святые отцы учили, что некоторые люди спасаются совсем без обычного подвига, то есть вне второго вида страдания, только через одно своё смирение и любовь. Поэтому здесь надо помнить слова блаженного Августина: «Где любовь, там нет страдания, а если оно есть - его любишь».

Страдание в христианстве - это только неизбежность родов, процесса мучительного, но радостного по результатам. Жена, когда рожает, терпит скорбь, потому что пришел час её; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир (Ин. 16, 21).

И наше христианство проверяется этим сочетанием: рождается ли в нас уже теперь, сейчас, «этот младенец радости»? Ибо по мере как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше (2 Кор. 1, 5).

В мире сейчас наблюдается одно страшное явление: этот мир всё больше погружается в какую-то пучину фактического страдания и в то же самое время всё больше ненавидит саму идею страдания. Христианство предпочитает обратное этому соотношение.

Христианство обжигает мысль людей страданием, но без огня не рождается Бог.

Сейчас не только мир ненавидит идею страдания, но и люди, называющие себя христианами и даже церковными деятелями. От этой ненависти питается так называемый «христианский атеизм», ложное христианство.

Догмат о человечестве Христа - это раскрытие неизреченного обнищания Бога, страдания Бога. Он также нам и необходим, как догмат о Его Божестве.