Епископ Феофан Затворник
Истолкование молитвы Господней словами Святых Отцов

Второе прошение

Да приидет Царствие Твое

Собиратель. Царствие сие прямо есть будущее Царствие Небесное, которое откроется по конце мира и Страшном Суде Божием. Но чтоб искренно желать пришествия сего Царствия, надо быть уверенным, что мы будем удостоены его вместе с теми, к коим речено будет: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25, 34). Достойным же сего бывает тот, в ком в сей еще жизни пресечено царство греха, страстей и диавола. Пресечение этого царства совершается действием благодати по вере в Господа Спасителя. Уверовавший предает себя Господу, обещая Ему жить свято и непорочно. За сие в Таинстве Крещения подается благодать Св. Духа, возрождающая его к новой жизни; с сей минуты уже не грех царствует в нем, а благодать, научая всякому добру и укрепляя на совершение его. Это есть Царствие благодати, о коем сказал Господь: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 21). Будущее Царствие есть Царство славы, а это — есть духовное Царство благодати. Молитва совместно объемлет то и другое Царство. Иначе желающий скорейшего пришествия будущего Царствия, не сделавшись сыном царства благодати, будешь желать, чтобы скорее пришел конец мира, и Страшный Суд, на котором неизбежно он окажется на стороне тех, кои услышат: отыдете от Мене проклятии в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его. Св. Отцы и учители берут во внимание также совместно оба царства; но иногда и одно какое, — более последнее.

Тертуллиан. Царствие, испрашиваемое нами у Отца Небесного, есть будущее Царствие по кончине мира. Мы молим Его о скорейшем пришествии сего Царства, чтоб нам скорее вступить в него и не быть надолго задержанными в рабстве, порываясь внити в оный покой (Евр. 4, 11). В Апокалипсисе души под алтарем вопиют ко Господу: Владыко святый и истинный не судиши, и не мстиши крови нашей от живущих на земли (6, 10)? — Итак, мы молимся: скорее, Господи, да приидет Царствие Твое — сие желание христиан, смятение язычников, торжество Ангелов, ради которого страждем и которого неудержимо желаем.

Св. Киприан. Мы просим о пришествии к нам Царства Божия в таком же смысле, в каком молим Бога, чтобы святилось имя Его в нас. Ибо, когда же Бог не царствует или какое положим начало Его Царству, когда оно всегда при Нем было и не престанет быть? Мы просим: да приидет наше царство, обещанное нам Богом, приобретенное кровию и страданием Христовым; просим, чтобы нам, послужившим в сем веке Христу Господу, царствовать потом со Владыкою-Христом, как и сам Он обещает, говоря: приидите благословеннии Отца моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25, 34). И мы правильно испрашиваем Царства Божия, т. е. Царства Небесного; ибо есть и царство земное. Но кто отрекся уже от мира, тот выше мирских почестей и царства.

Таким образом, посвящающий себя Богу и Христу желает не земного, но Небесного Царства. А при этом необходима непрестанная молитва и моление, да не отпадем от Небесного Царства так, как отпали иудеи, которым оно было обещано прежде. Господь ясно говорит: мнози от восток и запад приидут и возлягут со Авраамом и Исааком и Иаковом в Царствии Небесном: сынове же Царствия изгнани будут во тьму кромешную: ту будет плач и скрежет зубов (Мф. 8, 11-12). Он показывает, что иудеи были прежде сынами Царства, доколе не перестали быть сынами Божиими; потом же, с упразднением у них имени Отчего, упразднилось и Царство. Потому-то мы, христиане, которые стали называть в молитве Бога Отцом, просим: да приидет к нам Царство Божие.

Св. Григорий Нисский. Мы молимся, чтобы пришло Царствие Божие. Но ужели теперь только желательно, чтобы Бог соделался Царем? Царь вселенной всегда Тот же, каким Он есть, для всякого изменения непреложный, невозможно и найти что-либо лучшее, во что мог бы измениться. Посему, что же значит молитва, призывающая Царствие Божие? — Истинное о сем понятие ведомо тем, кому Дух истины открывает сокровенные тайны; мы же имеем такое разумение сего изречения: выше всего одна истинная власть и сила, которая управляет и царствует во вселенной, не насилием каким, не самоуправным властительством, не страхом, не принуждениями приводящая в подчинение, что покорено ей; потому что добродетели надлежит быть свободною от всякого страха, не по жестокому над собой владычеству, но по добровольному рассуждению избирать доброе, а главное, во всяком добре — состоять под животворною властью. Посему, так как человеческая природа была обманом введена в заблуждение, то в произволении нашем произошла склонность к противному, жизнь человеческая изобилует всем худым, потому что смерть тысячами путей вмешалась в природу: всякий вид греха делается как бы неким путем смерти к нам. Посему, так как состоим под таким самоуправством, как бы какими исполнителями казней или врагами, нападениями страстей порабощены смерти, то хорошо молимся, чтобы пришло к нам Царствие Божие. Ибо невозможно иначе свергнуть с себя злое владычество тления, пока не восприимет над нами снова владычества животворящая сила.

Посему, если просим, чтобы пришло к нам Царствие Божие, то в действительности умоляем Бога о следующем: да избавлюсь я от тления, да освобожусь от смерти, да буду разрешен от уз греха, да не царствует более надо мною смерть, да не будет более действительным над нами самоуправство порока, да не обладает мною враг, да не водит меня пленником, порабощая грехом, но да приидет на меня Царствие Твое, чтоб отступили от меня, или, лучше сказать, обратились в ничто преобладающие и царствующие ныне страсти. Яко исчезает дым, да исчезнут, яко тает воск от лица огня, тако да погибнут (Пс. 67, 3). — И дым, разлившись в воздухе, не оставляет по себе никакого признака собственного своего естества; и воска, побывавшего в огне, уже не найдешь. Но и воск, напитав собою пламень, претворился в пар и в воздух, и дым пришел в совершенное уничтожение. Так, когда приидет на нас Царствие Божие, тогда все, обладающее нами теперь, обратится в ничто, потому что тьма не терпит присутствия света: не остаются болезни по возвращении здравия, не действуют страсти при появлении бесстрастия; бездейственна смерть, исчезает тление, когда воцаряется в нас жизнь и начинает обладать нетление.

Да приидет Царствие Твое. Какое сладостное изречение! Им ясно приносим Богу следующее моление: да рассыплется супротивная сила, да уничтожится дружина иноплеменников, да прекратится борьба плоти с духом, да не служит тело прибежищем неприятелю души, да явится на мне царственное владычество, ангельская рука, тысячи исправляющих: тьма помогающих с правой руки, чтоб с противной стороны пала тьма враждующих. Супротивник силен; но он страшен и непреоборим лишь для лишенных Твоей помощи, пока побораемый им один. Коль скоро откроется Твое Царство, отбеже и печаль и воздыхание (Ис. 35, 10), на место же их входят жизнь, и мир, и радование.

Св. Кирилл Иерусалимский. Чистой душе свойственно с дерзновением говорить: да приидет Царствие Твое. Ибо, кто послушал Павла, сказавшего: да не царствует убо грех в мертвеннем вашем теле (Рим. 6, 12), и очистил себя делом, и мыслью, и словом, тот скажет Богу: да приидет Царствие Твое.

Св. Кассиан. Вторым прошением ум, достигший высшей степени чистоты, умоляет о том, да приидет как можно скорее Царствие Отца его, разумея под сим или то всегдашнее царствование Христа во святых, которое наступает тогда, когда, по истреблении из сердец наших смрадных пороков, власть диавола прекращается; и Бог, по причине благоухания добродетелей, начинает в нас владычествовать, когда, вместо побежденной плотской похоти, воцаряется в уме нашем чистота, вместо подавленного гнева — мирность, вместо попранной гордости — смирение, — или то Царство, которое в предопределенное время обещано всем вообще достигшим совершенства и сделавшимся сынами Божиими, когда Христос скажет им: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25, 34). К сему-то Царствию бывают устремлены и как бы пригвождены взоры, желания и ожидания чистой души, когда она взывает к Богу: да приидет Царствие Твое! Ибо она твердо уверена в свидетельстве своей совести, что тотчас наследует это Царство, как скоро оно откроется. Напротив, никто из беззаконников не осмелится желать его, ибо тот, конечно, не захочет и видеть Престола Судии, кто знает, что в день пришествия Его получит он за свои дела не венец и награду, а наказание.

Св. Златоуст. Да приидет Царствие Твое! И сии слова приличны доброму сыну, который не привязывается к видимому и не почитает настоящих благ чем-либо великим, но стремится к Отцу и желает будущих благ. Сие самое происходит от доброй совести и души, свободной от всего земного. Сего и Павел желал каждодневно, посему и говорит: и сами, начаток Духа имуще, воздыхаем всыновления чающе, избавления телу нашему (Рим. 8, 23). Кто имеет такую любовь, не может ни возгордиться среди благ сей жизни, ни отчаяться среди горестей, но, как живущий на небе, свободен от той и другой крайности.

Он же. Научены мы говорить в молитве: да приидет Царствие Твое, потому что, претерпевая насилие от плотских страстей и подвергаясь бесчисленным искушениям, мы имеем нужду в Царствии Божием, да не царствует грех в мертвеннем теле нашем, во еже послушати его в похотех его, и да непредставляем уды наши оружия неправды греху, но да представляем их оружия правды Богови и воинствуем для Бога веков (Рим. 6, 12-13). Притом мы научаемся не слишком прилепляться к настоящей жизни, но презирать настоящее и желать будущего, как постоянного, и искать Царства Небесного и вечного, а здешними приятностями не увлекаться: ни благообразием телесным, ни обилием богатства, ни множеством стяжаний, ни драгоценностью камней, ни великолепием домов, ни званиями градоправителей и военачальников, ни багряницею и диадемою, ни яствами, сластями и всякого рода роскошью, ни чем-либо другим из предметов, услаждающих наши чувства, — но отказавшись от всего этого, непрестанно искать Царствия Божия.

Блж. Августин. Да приидет Царствие Твое. Кому это говорим мы? — Бог всегда есть Царь. Он всегда облечен царственною властью, когда Ему служит всяческая тварь. О каком же Царстве молимся? О том, которое откроется в конце мира и о котором написано в Евангелии: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Вот о каком Царстве помышляем, когда говорим: Да приидет Царствие Твое. Но если не будем просить, ужели Царствие сие не придет? Конечно, придет. Но что пользы, если мы окажемся тогда стоящими ошуюю? Почему, молясь так, выражаем желание, чтоб Царствие то пришло для нас, чтоб и мы обрелись в нем, а не вне его. Того желаешь ты, того ищешь молясь, да так живешь, чтоб и тебе принадлежать к Царству, которое дано будет всем святым. Следовательно, когда говоришь: да приидет Царствие Твое, о том молишься, чтоб тебе жить хорошо. — Да принадлежим к Царству Твоему, Господи, да придет оно и для нас, имея прийти для Твоих святых и праведных.

Он же. Желаем, да придет Царствие Божие. Придет, хотя бы мы и не желали того. Но желать и молиться, да придет Царствие, не что иное есть, как желать, да соделает нас Отец наш Небесный достойными Царствия Своего, чтоб не случилось, — чего да не будет, — что оно придет, и не для нас придет. Ибо для многих не придет сие имеющее прийти Царство, для тех придет, коим будет сказано: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. А для тех не придет, которые услышат: идите от Мене проклятии во огнь вечный (Мф. 25, 34 и 41). Итак, когда говорим: да приидет Царствие Твое, молимся, да придет оно для нас. Что значит «да придет оно для нас»? — Да обретет нас добрыми. О том, следовательно, молимся, да соделает нас добрыми Господь, ибо тогда уже всеконечно для нас придет Царствие Его.

Он же. Говоря: да приидет Царствие Твое, которое несомненно придет, желаем ли мы того или не желаем, — возбуждаем в себе желание того Царства, чтоб оно пришло для нас и мы оказались достойными участвовать в нем.

Блж. Феофилакт. Да приидет Царствие Твое, т. е. второе пришествие, ибо человек со спокойною совестью смело молится о пришествии воскресения и Суда. Грешник не молится о Царствии Божием, ибо не желает его пришествия по причине ожидающих его там наказаний. Напротив, праведник молит, чтоб оно пришло скорее, дабы ему освободиться от здешних искушений и успокоиться.

Симеон Солунский. Да приидет Царствие Твое. Ты буди Царь над нами чрез добрые дела, не врага Твоего чрез дела злые. И да приидет Царствие Твое, — последний день, когда Ты над всеми воцаришься и над самими врагами Твоими, и Царствие Твое будет вечно, как и есть. Но это (говорить в молитве прилично) достойным и к тому времени приготовившимся.

Святитель Тихон. По учению св. Златоуста, Царствие здесь разумеется Небесное, — Царствие, которого ожидают истинные христиане и молятся: да приидет Царствие Твое. И сие, речет, есть слово благоразумного сына, что не прилепляется видимым, не считает великим настоящее, но к Отцу спешит и к будущему стремится. Кто Царствия Небесного желает и молится так: да приидет Царствие Твое, тому надобно: 1) презирать земное царствие, славу, честь, утехи и богатство. Иначе напрасно молится и глаголет: да приидет Царствие Твое. Надобно бо прежде презреть земное и тогда небесного желать. Надобно еще: 2) иметь чистую совесть или очистить ее покаянием и тогда молиться: да приидет Царствие Твое. Иначе не может желать того и просить, когда совесть, оскверненная грехами, Судом Божиим и вечною мукою грозит. Как можно молиться и говорить: да приидет Царствие Твое, — а в совести смущаться ожиданием вечной муки? Неотменно требуется, чтобы оставил грехи, и их покаянием, сожалением и верою очистил, кто хочет и просит, чтобы Царствие Божие пришло. Царствие Божие праведным и святым уготовано и придет неотменно, которого напрасно ожидает оскверненный грехами. Сие желание происходит от чистой совести, глаголет Златоуст, и души, от земного удаленной.