Епископ Феофан Затворник
Истолкование молитвы Господней словами Святых Отцов

Седьмое прошение

Но избави нас от лукавого

Св. Киприан. После всего в конце молитвы дано заключение, кратко выражающее суть всех наших молений и прошений. В конце говорим: но избави нас от лукаваго, разумея под тем всякие беды, которые в сем мире замышляет против нас враг и против которых у нас будет верная и крепкая защита, если избавителем от них будем иметь Бога, если, по нашему прошению и молению, Он будет подавать нам Свою помощь. Затем, после слов но избави нас от лукаваго, — не о чем уже более и просить: мы просим полного покровительства Божия против лукавого, а получив такое покровительство, мы уже в безопасности и защищены от всех козней диавола и мира. В самом деле, чего бояться со стороны мира тому, кому в этом мире защитник Бог?

Св. Григорий Нисский. Восстав, речем Богу: не введи нас в напасть, т. е. в бедствие настоящей жизни, но избави нас от лукаваго, получившего силу в этом мире, от которого да избавимся и мы по благодати Христа Господа.

Св. Златоуст. Лукавым здесь называет Господь диавола и повелевает нам вести против него непримиримую брань, показывая, что он таков не по природе. Ибо зло зависит не от природы, но от свободы. А что преимущественно диавол называется лукавым, то это по чрезвычайному множеству зла, в нем находящегося, и потому, что не быв ничем обижен от нас, ведет против нас непримиримую брань. Посему Спаситель не сказал избави нас от лукавых, но — от лукаваго и сим самым научает нас никогда не гневаться на ближних за те оскорбления, какие мы иногда терпим от них, но всю вражду свою обращать на диавола, как на виновника всех зол.

Св. Кассиан. Наконец, следует: но избави нас от лукавого, т. е. не попусти нам быть искушенным от диавола сверх нашей силы, но сотвори со искушением и избытие, яко возмощи нам понести (1 Кор. 10, 13).

Блж. Августин. Но избави нас от лукаваго может принадлежать к тому же предыдущему прошению так, как бы в том и другом об одном и том же просим. Почему и частица но поставлена, чтоб показать, что все это изречение: не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго — выражает одну и ту же мысль. Каким образом? Вот каким: избавляя нас от лукавого, Господь не вводит нас в искушение, а не вводя в искушение, избавляет от лукавого.

Но, возлюбленные, бывает у нас в сей жизни одно страшное искушение, — такое искушение, в котором подвергается опасности и искушению то самое, чрез что можем заслужить себе прощение, если падем от других искушений. Страшно это искушение, потому что отнимает у нас то, чрез что можем быть уврачеваны от ран, причиненных другими искушениями. Вижу, что вы не понимаете меня. Но послушайте и поймете. — Положим, что кто-либо побежден каким-либо искушением, ибо и добрый борец получает раны. Победила, например, кого-либо скупость (хоть он и добрый борец), и он учинил что-либо в угоду своекорыстию. Но страсть прошла, грех сознан, — и он молится: остави. Если он сам оставляет другим, тотчас оставляется ему. Или воззрел кто на жену, принял вожделение и усладился им. Но опомнился вовремя и укротил похоть, до греха не дошло; но тем самым, что допущено услаждение плотское, учинено нечто греховное, что ставит его в необходимость молиться: остави. И здесь тоже, если он сам оставляет другим, тотчас оставляется ему. Так и при всех других искушениях. Коль скоро кто оставляет другим, то в каком бы искушении ни был застигнут он, если в раскаянии обратится к Богу и воззовет: остави, тотчас вставится ему; если же не оставляет он другим, то и самомалейшее прегрешение не оставится ему. И вот то страшное и пагубное искушение, о коем я говорю, — когда лукавый, источник зла, успеет всеять в сердце наше злобу, не знающую прощения и требующую отмщения. И от сего-то прежде всего быть избавленными да молимся, когда говорим избави нас от лукаваго. Ибо чрез сие лишен бываешь ты того, чрез что мог бы получить отпущение во всех других грехах. Какими чувствами и какими пожеланиями и делами ни погрешил бы ты, во всех получил бы прощение, если бы сам прощал. Но вот лукавый поджигает тебя к отмщению и отнимает у тебя не только возможность получить прощение, но и дерзновение говорить в молитве: якоже и мы оставляем должником нашим. А когда потерял ты это, то все остается за тобою, ничто не оставляется.

Смотрите же, братия мои; смотрите, дети мои; смотрите, чада Божии; смотрите, умоляю вас. Боритесь с сердцем своим и в сердце своем с лукавым, сколько есть сил. Когда увидите, что гнев восстал в вас и злость снедает сердце ваше, молитесь против них Богу, да соделает Он вас победителями сего искушения и избавит от лукавого, в вас действующего. Оставьте внешних врагов; вступайте в борьбу с внутренними и молитесь. Близ Господь, и помощь Его готова. Воззовите, и избавит.

Он же. После того как скажем: и не введи нас во искушение, следует: но избави нас от лукаваго. Кто желает быть избавленным от лукавого, тот свидетельствует сим, что объят лукавством. Почему Апостол говорит: искупующе время, яко дние лукави суть (Еф. 5, 16). Но кто есть человек хотяй живот, любяй дни видети благи? — Когда у всякого человека, плоть носящего, дни сей жизни лукавы, то кто же не хочет этого? Если же хочешь, то делай то, что далее следует: Удержи язык твой от зла, и устне твои, еже не глаголати льсти. Уклонися от зла и сотвори благо. Взыщи мира, и пожени и (Пс. 33, 14-15). Сделай так, и пресечешь дни лукавы, и исполнится на тебе: избави нас от лукавого.

Он же. Молиться надобно не о том только, чтоб не быть нам введенными в искушение на зло, о чем просим в шестом прошении, но и о том, чтоб избавленными быть от того, в какое уже введены. И когда это будет получено, тогда не останется уже ничего для нас опасного и нечего уже будет бояться какого-либо искушения.

Чего, впрочем, в этой жизни ожидать нельзя, так как мы пребываем обложенными страстностью, с того момента, как низринула нас в нее прелесть змеиная. Однако ж должно надеяться, что это будет некогда. И сие-то есть предмет чаяния того, чего не видим, как говорит Апостол: упование видимое несть упование (Рим. 8, 24). Но в мудрости, которая доступна и в сей еще жизни, рабам Божиим отчаиваться не должно. Она же состоит в том, чтоб с наистрожайшим вниманием убегать того, чего, как уразумели мы из Божественного Откровения, убегать должно, и с пламенною любовью желать того, чего, как уразумели мы из того же Божественного Откровения, желать должно. Таким способом когда в самой смерти сложим с себя все бремя смертности, удостоимся войти во всестороннее, ничем нерушимое блаженство, начатки которого полагаются еще в сей жизни, возжигая всеусердное желание сподобиться его, во всей его полноте, некогда и там.

Блж. Феофилакт. Но избави нас от лукаваго. Ибо он наводит невольные и вольные искушения. Посему, когда ты невольно терпишь искушение от человека, не человека сего считай виновником твоего искушения, но лукавого. Ибо он наущает человека яриться на тебя и неистовствовать.

Он же. Не сказал «от лукавых людей избави», ибо не они делают нам зло, но лукавый возбуждает их на то и делает зло и нам, и им. Посему не людей, а злых духов нам должно ненавидеть и проклинать.

Симеон, архиепископ Солунский. Но избави нас от лукаваго. Ибо он Твой и наш враг, неукротимый, неусыпный, горящий злостью. Мы бессильны устоять против него, потому что он естества гораздо более тонкого, чем мы, лукав и сна не знает, изобретая и сплетая против нас бесчисленные козни. И если Ты, Творче и Владыко всяческих, и самого этого диавола с клевретами его, равно как и ангелов и нас, если Ты не исхитишь нас, то кто силен избавиться от него? Нет у нас сил бороться с невещественным и притом злющим, завистливым и всезлокозненным.

Святитель Тихон. По учению св. Златоуста, под лукавым здесь разумеется диавол. Святой повелевает нам вести с ним неусыпную брань. Он так называется главным образом из-за великой злобы его, так как неусыпно на нас вооружается и всякие беды, как телесные, так и духовные, на нас навести старается, якоже глаголет Апостол: трезвитеся и бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкаяй ходит иский кого поглотити (1 Пет. 5, 8). — Сим молимся Отцу Небесному, чтобы Сам нас от него защитил, от которого сами чрез себя уберечься не можем. — Наконец, дабы в час нашей смерти, где он сильнее всего против верных ополчается, сохранил нас от него, и по блаженной кончине души наши принял в Небесное отечество и так же, как от него, так и от всех бед, от него бываемых, избавив, подал нам вечное блаженство, которое обещал верующим во Имя Его. — Сим словом: избави нас от лукаваго - к молитве нас возбуждает Спаситель наш и молитвою от него избавляться научает. Поминая о враге, глаголет Златоуст, к подвигу нас приготовляет и леность от нас отсекает. Молясь: не введи нас, а не меня, во искушение, также: но избави нас, а не меня, от лукаваго, научаемся и убеждаемся друг за друга молиться и друг другу от Бога помощи, защищения, избавления и спасения просить.