Владислав Андреевич Горохов
ЗВОНЯТ КОЛОКОЛА

Колокола и колокольчики
в повседневной жизни

В современной жизни, чрезмерно переполненной "достижениями грохочущей цивилизации XXI века, с особым теплым чувством прислушиваешься к прекрасному звучанию непревзойденного музыкального инструмента — колокола. При этом должно быть выполнено одно условие — звучанию не должны мешать чуждые звуки. Колокольный звон гармоничен со звуками его естественного окружения, они даже придают ему особый колорит. Они выступают вместе, как солист под аккомпанемент своеобразного природного оркестра.

Звон колоколов Спасской башни Московского Кремля отсчитывает не только время, он дорог каждому гражданину России как символ столицы и нашей державы.

Бубенец-шаркун

Бубенец-шаркун

Предметы, найденные при археологических раскопках, подверждают, что колокольчики появились во времена, когда человек научился добывать металл, познал технологию литья, получил первые сплавы. Первоначально это были металлические пластины, которые долго звучали при ударе по ним. Звуки издавались очень разные, но было заметно, что они зависели от величины, формы, толщины пластины и, самое главное, от металла. Самым звучным и красиво поющим материалом была бронза. Вот и появились бронзовые бубенцы и колокольчики, которые прочно вошли в быт человека и использовались в самых разных целях.

В античном мире их чаще всего использовали для подачи сигналов. Они звонили на щитах, возвещая о приближении греческих воинов, и чем больше было звона, тем страшнее становилось неприятелю в бою, тем больше гордились ими соотечественники.

Ботало

Ботало

Колокола и колокольчики постоянно звонили в Древнем Риме, и звон у них был разный в зависимости от события. Звонили, созывая граждан на форум или торжества по случаю победы над врагами; зазывали на бои гладиаторов в Колизей или на казни рабов, жертвоприношения; приглашали на базары или в термы (общественные бани).

По-особому звонили колокола стражников дозора, охранявшего город, ведь в случае тревоги они могли всполошить весь город. Весь распорядок дня легионеров в римских лагерях осуществлялся по звону колоколов, начиная от побудки и заканчивая отбоем.

Звучали колокольчики и в богатых римских виллах: на их звон бежала прислуга, они возвещали о начале трапезы.

Звонили колокольчики и в крестьянских семьях: их вешали на шеи домашних животных, чтобы легко их было найти по звону на пастбище в горах или лесу.

Когда христианство повсеместно распространилось по Европе, то вместе с ним и колокол получил признание не только в городах, но и в провинциях. Колокола «обросли» легендами и поверьями. Некоторые из них приводит известный ученый — исследователь истории искусства колокольного литья Ю.Пухначев:

«Средневековый европеец верил, что звон освященного колокола отводит козни дьявола, молнии, бури, град, голод, эпидемии, а если при его литье в сплав была брошена змея — то и змей; что немой обретает голос, если напишет свое имя на колоколе; что душевнобольной исцелится, если выпьет воду из колокола, как из чаши; что к глухому возвратится слух, если окуривать его дымом от сожженной веревки колокола; что кусочек веревки, посыпанный солью и опущенный в пойло для скота, делает скот здоровее, а если веревку съест стельная корова, то теленок будет хорошо расти; что смазка оси, на которой сидит качающийся колокол, помогает заживлению ран и срастанию переломов; что вода, которой был облит язык колокола, помогает от колотья в боку, если помыться ею... Расколовшийся или запотевший колокол, сорвавшийся язык считались предвестьем несчастья; увидеть во сне лопнувший или качающийся колокол также означало беду, увидеть падающий — душевное расстройство, услышать звон — клевету...» Городская жизнь протекала по четкому ритму, а определял его колокольный звон. Начиналась она призывом на молитву, а дальше все по заведенному порядку. Рано утром звонил «Воротный колокол», сообщая об открытии городских ворот, его же звон звучал в конце дня, когда ворота закрывали.

Фрагмент фрески, выполненной около 1400 г. в г. Мёльне (Германия). Высота звучания колоколов выверяется с помощью поперечной флейты

В некоторых городах были свои устоявшиеся традиции, и они любопытны: «Колокол чистоты» в Бонне звал горожан на обязательный своеобразный «воскресник» — утреннюю уборку улиц и площадей; «Хлебный колокол» в Турине объявлял хозяйкам, что пора замешивать тесто; по звону колокола «Торговка рыбой» в Бовэ открывались специализированные базары, магазины и лавки, торгующие морскими и речными дарами. В Бадене перерыв на обед объявлял «Трудовой колокол».

Звонарь. Рис. из средневековой рукописи. Нюрнбергская городская библиотека

Любители выпить в Данциге ждали сигнала «Пивного колокола», только после его звона открывались двери питейных заведений; в Париже — наоборот, их закрывали после сигнала «Колокола пьяниц». По звону колокола в Этампе гасли все городские огни, поэтому его прозвали «Преследователь гуляк». «Колокол чудаков» в Ульме напоминал, что в темноте опасно находиться на узких средневековых улочках города.

Самый знаменитый в Европе колокол — Биг-Бен, он звонит в Лондоне, отбивает время на башне Парламента. Очень популярны среди туристов в Праге часы ратуши. Колокольчик звонит каждый час. Во многих европейских городах сохранились средневековые часы, отбивающие время колокольным звоном.

Совсем другие звоны колоколов раздавались при движении похоронных процессий и во время самих похорон.

На Руси колокола впервые упоминаются с приходом христианства, когда они заняли свое особо почитаемое место в жизни православных. Любопытно, что если в языческие времена люди поклонялись изваяниям Перуна — высшего божества, которого называли громовержцем, то христиане считали колокольный звон символом грома небесного.

В народе бытовало мнение: чтобы уберечься от ненастья, надо очень быстро бить по колоколу — такой его звон разгоняет грозовые облака, принесшие град и шквальный ветер.

На Севере считалось, что колокола оберегают от порчи, дурного глаза, злых чар. Это был всеми почитаемый «оберег», способный помочь противостоять коварным умыслам и козням, исцелить от недугов и болезней, справиться с другими бедствиями и напастями. Колоколам приписывали способность изгонять нечистую силу, отпугивать дьявола, предвещать беду (самопроизвольным звоном). При этом наши предки считали, что чудодействия зависят не от громкости звучания колоколов и колокольчиков, а «вследствие божественной силы их освящения и произносимых молитв».

На берегах северных морей и рек колокола ставили на маяках, а если колокольня храма была хорошо видна с воды, то для моряков она становилась указывающим путь маяком.

В.П. Орфинский в книге «В мире сказочной реальности» отмечает: «В туманные дни рыбачьи лодки, заблудившиеся в шхерах прибрежных островов, находили дорогу домой по призывному колокольному звону и мерцанию огонька на звоннице».

С XVII века на русском флоте (и торговом, и военном) вводят обязательную установку и использование на корабле колокола. Он не только отсчитывает время, но и сигналит другим судам, предупреждая в тумане о своем местонахождении, в случае опасности его звон объявляет на корабле тревогу. Ровно в полдень на судах рынду бьют — раздается три троекратных удара в корабельный колокол. А каждые полчаса бой склянок отмечает время. Звоны разносятся далеко и хорошо слышны и на воде, и на берегу. Многие горожане считали, что колокола приносят счастье, защищают от невзгод; если их разместить на городском гербе, они будут покровительствовать жителям. Колокол красовался на гербе Звенигорода в полном соответствии с его звонким названием. На некоторых гербах изображали даже два-три колокола.

Под защитой колоколов и колокольчиков находятся не только города, люди, но и все живое. Колокольчики домашних животных с древних времен выполняли «пастушескую» роль — они сообщают, где находится их подопечный, и одновременно заботятся о нем — отпугивают кровожадных зверей.

И как иллюстрация, вспоминаются слова великого Пушкина в повести «Дубровский». Когда Троекуров подъезжал к имению Верейского, то он «не мог не любоваться чистыми и веселыми избами крестьян и каменным господским домом, выстроенным во вкусе английских замков. Перед домом расстилался густо-зеленый луг, на коем паслись швейцарские коровы, звеня своими колокольчиками» — конечно, русскими.

Колокола и колокольчики возвращаются в нашу повседневную жизнь. В начале третьего тысячелетия по Р.Х. вновь торжественно гудят над городами и селами церковные колокола в праздничные дни.

В Костроме, в Ипатьевском монастыре, на Троицу 2006 года раздался долгожданный звон колокола-благовеста. «Царь Михаил» — так назван он в честь первого государя из рода Романовых — Михаила Феодоровича; отлит на средства членов королевской фамилии Британии (как известно, имеющей родственные связи с Романовыми) и подарен Троицкому собору обители. На торжествах присутствовал Британский принц Майкл Кентский. Звонит православный колокол на Украине, в Крыму, в древнем Херсонесе, около знаменитого храма Святого Владимира.

 

О колокольных коллекциях можно написать целое исследование. Много нового из истории сибирской земли рассказали колокольчики, собранные известным коллекционером Владимиром Ефремовым. В Тюмени он обнаружил поддужный валдайский колокольчик, датированный январем 1802 года, — это самый старый из ныне известных валдайских колокольчиков.

В небольшой скромной даче в Переделкине недалеко от столицы все связано с именем Булата Окуджавы. Сюда идут и идут почитатели поэта — те, кто любит поэзию Булата, мечтают увидеть эту творческую мастерскую, где родились многие его произведения. Здесь собираются и его друзья — Андрей Вознесенский, Зоя Богуславская, Римма Казакова, Леонид Жуховицкий, Александр Городницкий, Михаил Рощин... И каждый приносит в музей колокольчик. Хранительница музея Ольга Владимировна Окуджава рассказывает, что первый колокольчик подарила Булату Окуджаве Белла Ахмадулина со словами: «Позвони, и я всегда прибегу». Поэт был растроган и всем рассказывал эту историю. Вскоре уже гости, приезжавшие в Переделкино, входили со звоном колокольчика. Так и родилась удивительная коллекция поэта. Существуют и архивы музея — в них имена всех дарителей.

Каждый год 27 августа в 15 часов в Переделкине отмечают День колокольчика, и вы можете приехать к поэту с подарком — колокольчиком.

Уже стало традицией привозить из далеких путешествий сувениры-колокольчики. Они могут быть с надписью или гербом, рисунком или портретом, но всегда напоминают о том месте, которое вы посетили. Их создают из стекла, хрусталя, глины, дерева, камня и, конечно же, из металла. В некоторых семьях появились уже небольшие коллекции прекрасных произведений искусства, народного творчества.

В этих коллекциях нередко можно увидеть так называемые зазывные колокольчики, или позвонки. Когда-то с их помощью звали прислугу. В наши дни они украшают интерьер и вызывают добрые воспоминания (хотя есть, наверное, дома, где используют их и по прямому назначению)... Все чаще колокольчики появляются на входных дверях. В магазинах они сообщают продавцам, что пришел покупатель, и одновременно приветствуют его. Радостно и весело звонит колокольчик, когда открываешь дверь своего дома. И как в старину, на нем традиционная валдайская надпись: «Звони веселей у дверей». Школьный колокольчик, призывающий на урок, сплетается с веселым смехом и щебетом спешащих на его зов детишек. А последний звонок школьного колокольчика возвещает о важном рубеже в жизни выпускников — о вступлении во взрослую, серьезную жизнь.

 

...В истории XX столетия есть страницы, написанные кровью невинных жертв. В мемориальных комплексах, посвященных их памяти, скорбят о них печальные колокола.

«Хатынь» — огромные, словно обожженные огнем войны буквы появляются на 54-м километре дороги Минск-Витебск. Здесь, на месте деревни, где когда-то стояли хаты, — остатки фундаментов, печные трубы и доски с именами погибших жителей каждого дома. Дети, женщины, старики, а над ними печальный колокольный звон. Камень, бронза и вечная народная память, безмерная людская скорбь.

На месте деревни мемориал — символическое кладбище — братская могила 186 деревень, сожженных фашистами вместе с жителями в Белоруссии. В центре мемориала — бронзовая фигура непокоренного старика с мертвым мальчиком на руках. Печально звонят обелиски-звонницы. И не понять, то ли колокола оплакивают погубленные души, то ли старики и женщины, пеплом осевшие на землю в родной своей белорусской деревне, окликают, ищут сгоревших вместе с ними детей...

В немецком Веймаре в 1956 году на кладбище Эттерсберг впервые зазвучал мемориальный колокол. «Бухенвальдский набат» — так по праву назвал его поэт А.Соболев.

Люди мира, на минуту встаньте.
Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон.
Это раздается в Бухенвальде
Колокольный звон, колокольный звон.

Необычна форма колокола — она напоминает старинный улей. Колокол, его звон гармонично сочетаются с архитектурой ансамбля-мемориала и передают глубокую скорбь и трагедию узников Бухенвальдского концлагеря.

Всех посетителей поражают устремленные к небу выразительные человеческие руки — они как бы появляются из колокола в верхней его части, там, где должны быть проушины, и простерты с мольбой к небу. Они рвутся ввысь, но не могут выпутаться из колючей проволоки.

Это возродилась и окрепла
В медном гуле праведная кровь.
Это жертвы ожили из пепла
И восстали вновь, и восстали вновь...

В августе 1945 года американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму, и каждый год в траурный день в мемориальном парке Мира, созданном на месте эпицентра атомного взрыва, звучит поминальный глухой звон траурного колокола.

Хорошо известен в Москве, на Малой Грузинской улице, дом с памятной доской. На ней — Владимир Высоцкий на фоне колокола. Здесь жил и писал народный любимец — поэт и артист. Отсюда с 1975 по 1980 год колокольным звоном звучали по всей стране его яркие песни.

...В синем небе, колокольнями проколотом, —
Медный колокол, медный колокол —
То ль возрадовался, то ли осерчал...
Купола в России кроют чистым золотом —
Чтобы чаще Господь замечал...

(«Купола», 1975 г.)

А еще раньше Высоцкий писал:

Вот в набат забили:
Или праздник, или —
Надвигается, как встарь,
                                    чума!
 
 
Заглушая лиру, звон идет по миру, —
Может быть, сошел звонарь
                                    с ума!
 
...........................
Нет, звонарь не болен:
Слышно с колоколен,
Как печатает шаги судьба.
Догорают угли
Там, где были джунгли;
Тупо топчут сапоги хлеба.
...........................
Не во сне все это,
Это близко где-то —
Запах тленья, черный дым и гарь.
Звон все глуше: видно,
Сверху лучше видно —
Стал от ужаса седым звонарь.
 
Бей же, звонарь, разбуди полусонных,
Предупреди беззаботных влюбленных,
Что хорошо будет в мире сожженном
Лишь мертвецам и еще нерожденным!
                             («Набат», 1971 г.)