Святитель Иоанн Златоуст
Таинство Чаши Христовой

5. Приступайте к причащению с чистой совестью

Апостол Павел в Послании к Коринфянам, упомянув о Таинствах и что недостойно причащающийся виновен будет против Тела и Крови Господней (1 Кор. 11, 27), нашел необходимым изложить подробнее этот предмет как немаловажный, поэтому в беседе о нем внушает великий страх и доказывает, что главное благо в том, чтобы приступать к ним с чистою совестью. Не довольствуясь сказанным прежде, он присовокупляет еще следующее: да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет от чаши сей (1 Кор. 11, 28), как он говорил и во Втором послании: испытывайте самих себя (2 Кор. 13, 5), а не так, как поступаем теперь мы, сообразуясь более с внешними обстоятельствами, нежели с душевным расположением. Мы стараемся не о том, чтобы приступить приготовившись, очистившись от всего злого и с полным благоговением, но — чтобы в праздники и тогда, когда приступают все. Не так повелевает Павел; он знает одно только время приступать к Тайнам и причащаться — когда чиста совесть. Если мы не приступаем к обычной пище, страдая тяжкой болезнью желудка, дабы не подвергнуться смерти, то тем более нам нельзя касаться этой Трапезы с порочными пожеланиями, которые хуже всякой болезни. Под именем порочных пожеланий я разумею как телесные, так и корыстолюбие, гнев, злопамятность и вообще все порочные наклонности. Приступающему нужно очиститься от всего такого и тогда касаться этой чистой Жертвы, но не с небрежением и невниманием как бы принуждать себя к этому в праздник; а с другой стороны, когда есть сокрушение и готовность, не откладывать потому, что нет праздника. Праздник есть совершение добрых дел, благочестие души и строгость жизни; если ты имеешь это, то всегда можешь праздновать и всегда приступать к приобщению. Посему апостол и говорит: испытывайте самих себя каждый и таким образом приступайте; повелевает испытывать не одному другого, но самому себя, устрояя судилище без гласности и обличение без свидетелей. Ибо кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе (1 Кор. 11, 29). Что он говорит? Источник столь многих благ, Трапеза, источающая жизнь, обращается в осуждение? Не по своему существу, говорит он, а по воле приступающего.

Как Пришествие Господа, доставившее нам великие и неизреченные блага, послужило к большему осуждению не принявших Его, так и эти Тайны навлекают большее наказание на недостойно причащающихся. Почему же он осуждение себе ест? — Не рассуждая о Теле Господнем, то есть не размышляя, не представляя как должно величия предлежащих Тайн и не думая о важности Дара. Если бы ты вполне понимал, Кто предлежит пред тобою и кому Он предлагает Себя, то не имел бы нужды ни в каком увещании, а одного этого было бы достаточно для возбуждения в тебе полного благоговения, если только ты не пал слишком глубоко. Оттого, говорит, многие из вас немощны и больны и немало умирает (1 Кор. 11, 30). Многие в недоумении спрашивали друг друга, отчего происходят преждевременные смертные случаи, отчего продолжительные болезни? Причина многих, говорит он, таких нечаянных бедствий заключается в грехах. Как, скажешь, пользующиеся постоянным здоровьем и достигающие маститой старости — неужели не грешны? Кто может сказать это? Почему же, скажешь, они не наказываются? Потому что в будущей жизни они подвергнутся жесточайшему наказанию. А мы, если захотим, не будем наказаны ни здесь, ни там. Ибо если бы мы судили сами себя, говорит апостол, то не были бы судимы (1 Кор. 11, 31). Не сказал: если бы наказывали себя или мучили себя, но: если бы только захотели сознать грехи свои и осудить свои беззакония, то избавились бы от наказания и здесь, и там. Ибо осуждающий сам себя вдвойне умилостивляет Бога в сознании грехов своих и готовностью не делать их впредь. Но мы не хотим делать как следует и этого легкого дела, и, однако, он не угрожает нам наказанием вместе с миром, но щадит нас, угрожая здешним наказанием, которое временно и заключает в себе много утешения, ибо оно освобождает от грехов и подает сладостную надежду на будущее, которая облегчает теперешние страдания. Этим апостол желает и утешить немощных, и сделать других более ревностными. Ныне же, говорит, будучи судимы, наказуемей от Господа (1 Кор. 11, 32). Не сказал: подвергаемся наказанию или мучению, но наказуемся. Ибо настоящее наказание есть более вразумление, нежели осуждение, более врачевание, нежели воздаяние. И не только этим, но и угрозою большего наказания он облегчает настоящее: чтобы не быть осужденными с миром, говорит. Видишь ли, как он указывает на геенну и на Страшный суд и доказывает, что этот суд и наказание неизбежны и будут непременно? Слыша это, будем стараться достойно причащаться Святых Тайн и не скорбеть, когда случится какое-нибудь бедствие с нами или с другими, например преждевременная смерть или продолжительная болезнь. Такое бедствие есть избавление от наказания, есть исправление, есть наилучшее вразумление.