Святитель Иоанн Златоуст
Таинство Чаши Христовой

8. О приобщении Святых Тайн

Знаю, что многие скоро придут и приступят к духовной Трапезе. Чтобы нам сделать это не ко вреду и не в осуждение, но во спасение души нашей, я предупреждаю вас и прошу всячески очистить самих себя и потом приступать к Святым Таинствам. Никто пусть не говорит мне: я покрыт стыдом, совесть моя полна грехов, я ношу тягчайшее бремя. Этих дней достаточно, чтобы очистить множество грехов, если будешь трезвиться, молиться и бодрствовать. Ты смотри не на то, что время кратко, а взирай на то, что Господь человеколюбив. Ниневитяне в три дня отвратили от себя гнев Его, и нисколько не помешала им краткость времени, но душевное усердие, при помощи человеколюбия Господа, смогло сделать всё. И блудница, приступив ко Христу, в краткое мгновение времени смыла с себя весь позор. И когда иудеи негодовали, что Христос допустил ее к Себе и позволил ей такую смелость, то им Он заградил уста, а ее отпустил, простив ей все грехи и приняв ее усердие. Почему так? Потому, что она приступила с теплым расположением, с пламенною душою и с горячею верою и коснулась святых и священных ног Его, распустив волосы, проливая из очей потоки слез и возливая миро. Чем она обольщала людей, из того устроила и врачевство покаяния; чем возбуждала взоры похотливых, тем и источала слезы; теми волосами, которыми увлекала многих ко греху, отирала ноги Христа, тем миром, которым уловляла многих, намащала стопы Его. Так и ты: чем прогневал Бога, тем самым умилостивляй Его. Ты прогневал Его хищением денег? Ими и умилостивляй Его, возвратив обиженным похищенное и еще прибавив к тому своего, и скажи подобно Закхею: воздам вчетверо за всё, что я похитил (Лк. 19, 8). Ты прогневал Его языком и злословием, которым оскорбил многих? Языком опять и умилостивляй Его, воссылая чистые молитвы, благословляя злословящих, восхваляя злоречащих, благодаря наносящих обиды. На это не нужно много дней и годов, а нужно только произволение, и всё исполнится в один день.

Оставь зло, полюби добродетель, отстань от порока, обещай больше не делать так, и этого достаточно будет для твоего оправдания. Я свидетельствую и уверяю, что если каждый из нас, грешников, оставив прежние грехи, даст искренний обет Богу впредь даже не начинать их, то Бог ничего другого не потребует к полнейшему оправданию. Ибо Он человеколюбив и милостив, и как мучающаяся родами желает разрешиться от бремени, так и Он желает излить Свою милость, но грехи наши препятствуют этому. А ныне многие из верующих дошли до такого безумия и нерадения, что, будучи преисполнены бесчисленными грехами и нисколько не заботясь о себе, небрежно и как попало приступают в праздники к этой Трапезе, а того не знают, что время приобщения определяется не праздником и торжеством, но чистою совестью и безукоризненною жизнью. И как не сознающему за собою ничего плохого можно причащаться каждый день, так, напротив, погруженному во грехах и не раскаявшемуся небезопасно причаститься и в праздник. Ибо то, что мы однажды в год причащались, не освобождает нас от вины, если мы приступим недостойно, напротив, это самое и служит к большему осуждению, что мы, и однажды в год приступая, не приступаем чистыми. Посему прошу всех вас приступать к Божественным Таинствам не просто ради праздника, но, если когда вы желаете приобщиться этого святого приношения, то за несколько дней прежде постарайтесь очистить себя покаянием, молитвами, милостынею и занятием духовными предметами и не обращайтесь назад к грехам, подобно как пес на свою блевотину. Действительно, не странно ли — о телесных вещах иметь такое попечение, что при наступлении праздника, за несколько дней вынув из сундуков самое лучшее платье, приготовляют его, покупают обувь, делают обильнейший запас для стола, придумывают множество всяких закупок и всячески себя украшают, — а о душе, оставленной в небрежении, нечистой, оскверненной, томящейся голодом и остающейся неустроенною, нисколько не заботятся: тело вводить сюда украшенным, а душу оставлять обнаженною и безобразною? Между тем тело твое видит подобный тебе человек, и не будет никакого вреда, как бы оно ни было одето; а душу видит Господь и за небрежение о ней подвергает величайшему наказанию. Разве вы не знаете, что эта трапеза полна духовного огня, и как источники испускают из себя естественную воду, так и она содержит в себе некоторый невыразимый пламень? Поэтому приступай к ней не с соломою, деревом и травою (грехами), чтобы тебе не усилить воспламенения и не сжечь души, но с драгоценными камнями, золотом и серебром (добрыми делами), чтобы и вещество это сделать более чистым и выйти отсюда с великою прибылью.

Если есть что-нибудь худое в душе твоей, извергни, изгони это вон из нее. Врага ли кто имеет и потерпел великие обиды? Пусть такой прекратит вражду, пусть усмирит воспламененную и раздраженную душу, чтобы не было внутри никакого волнения и смятения. Чрез причастие ты можешь принять в себя Царя; а когда Царь входит в душу, тогда в ней должны быть великая тишина, великое спокойствие, глубокий мир помыслов.