Святитель Иоанн Златоуст
БЕСЕДЫ О ПОКАЯНИИ

БЕСЕДА ТРЕТЬЯ

О милостыне и о десяти девах

Знаете ли, откуда у нас началось недавно слово и где кончилось, или с какого предмета и до какого доведена прежняя беседа? Вы, думаю, забыли, где у нас остановилось слово; а я знаю и не виню вас в этом, не осуждаю. Каждый из вас имеет жену, печется о детях и заботится о делах домашних; одни заняты службою в войске, другие — ремесленники, словом, каждый из вас озабочен различными нуждами. А мы с этим [1] имеем дело, этим занимаемся и в этом проводим свое время. Стало быть, вас нельзя порицать за непамятование прежней беседы, но должно хвалить за ревность, за то, что вы ни в одно воскресенье не покидаете нас, но, оставляя все, приходите в церковь. Это-то и составляет величайшее украшение нашего города — не шум его, не предместья, не позлащенные дома и столовые комнаты, но жители, ревностные и бодрые.

И добрую породу дерева мы узнаем не по листьям, но по плодам. Тем-то мы и отличаемся от бессловесных животных, что имеем дар слова, изъясняемся словом и любим слово. Человек, не любящий слова, гораздо глупее скотов: он не знает, для чего он почтен даром слова и откуда получил такую честь. Хорошо сказал пророк: Но человек, будучи в чести не уразумел сего, сравнялся с несмысленными скотами и уподобился им (Пс. 48,13). Ты — человек, одаренный словом, и не любишь слова? Скажи же, какое будешь иметь извинение? Потому из всех вы для меня самые незаменимые, что, как на крыльях, слетаетесь к слушанию слова о добродетели и поставляете все ниже Божественных речений.

Так вот и мы возьмемся за предмет и продолжим беседу о том, о чем говорили недавно: я должен вам, и охотно плачу долг, потому что это приносит мне не бедность, но доставляет богатство. В делах мирских должники бегают от заимодавцев, чтобы не отдать долга; а я гонюсь за вами, чтобы отдать, и весьма справедливо, потому что в мирских делах отдача производит бедность, а в слове отдача рождает богатство. Например, я должен кому-нибудь деньги; если возвращу их, они не могут быть и у него, и у меня; нет, от меня они ушли, а к нему пришли. Но, если заплачу слово, оно и при мне находится, и вы все его имеете. Если задержу слово и не сообщу его, тогда я беден, а, когда заплачу, тогда становлюсь богаче. Если не заплачу слова, тогда я один богат; а если заплачу, то получаю плод вместе со всеми вами.

Итак, отдадим долг. Что же это за долг? Недавно рассуждали мы о покаянии и сказали, что есть многие и различные пути покаяния, чтобы легко было для нас спасение. Если бы Бог дал нам один путь покаяния, мы стали бы отговариваться так: не можем идти этим путем, не можем спастись. Но вот, чтобы отнять у тебя этот предлог, Он дал тебе не один только путь, и не два, и не три, но многие и различные, дабы через это множество сделать для тебя легким восхождение на небо. Сказали мы также, что покаяние не трудно и что нет в нем никакой тяжести.

Ты грешник? Войди в церковь, скажи: «Я согрешил» — и загладишь грех. В пример представили мы и Давида, который согрешил и загладил грех. Потом предложили и другой путь, то есть плач о грехе, и говорили: «Какой это труд? Не нужно ни потратить деньги, ни пройти длинный путь, ни сделать что-либо другое подобное, а надобно только поплакать о грехе». Тут привели мы из Писания то, что Бог переменил свое определение об Ахааве, потому что он заплакал и опечалился; и это Сам Бог сказал Илии: «Видишь, как ходил Ахаав в скорби и печали перед лицом Моим? Не сотворю по гневу Моему» (3 Цар. 21,29).

Затем указали мы и третий путь покаяния и представили из Писания фарисея и мытаря, то есть, что фарисей, надменно похвалившись, лишился праведности, а мытарь, показав чувство смирения, вышел с плодом праведности и, не употребив никакого труда, сделался праведным — дал слова, а получил дела. Теперь пойдем дальше и представим четвертый путь покаяния. Какой же это путь? Это милостыня, царица добродетелей, весьма скоро возводящая людей в небесные своды, наилучшая защитница. Великое дело — милостыня; посему и Соломон восклицал: Многие хвалят человека за милосердие (Прит. 20, 6). Велик полет у милостыни: она рассекает воздух, проходит луну, восходит выше лучей солнечных, достигает до самых небес. Но и там она не останавливается; напротив, проходит и небо, обтекает и сонмы Ангелов, и лики Архангелов, и все высшие силы и предстает самому престолу Царскому.

Научись этому из самого Писания, которое говорит: Корнилий, молитвы твои и милостыни твои пришли на память перед Богом (Деян. 10, 4). А слова перед Богом значат вот что: хотя у тебя много грехов, но так как милостыня твоя защитница, то не бойся; ни одна из вышних сил не останавливает ее; она требует должного, имея в руках собственное рукописание. Это глас Самого Господа, что, «кто сотворил одному из сих братьев Моих меньших, тот Мне сотворил» (Мф. 25, 40).

Таким образом, сколько бы ни было у тебя других грехов, твоя милостыня перевешивает все.

2. Разве не знаешь в Евангелии притчу о десяти девах, пять из которых, как не имеющие милостыни, хотя и подвизавшиеся в девстве, остались вне брачного чертога? Были, как говорит Писание, десять дев, пять глупых и пять мудрых; у мудрых был елей, а у глупых не было елея, поэтому их светильники стали гаснуть. Пришедши к мудрым, глупые сказали: «Дайте нам елея из ваших сосудов» (см. Мф. 25,1—8).

Стыжусь я, и краснею, и плачу, когда слышу о деве глупой; краснею, когда слышу, что они названы так после столь великой добродетели, после подвигов девства, после того, как они возлетели телом на небо и соревновали вышним силам, — перенесли жар и одолели пламя сладострастия. После этого они названы глупыми — и справедливо, потому что, сделав великое, побеждены были малым. И пришли, сказано, глупые, и сказали мудрым: «Дайте нам елея из сосудов ваших». А эти отвечали: «Не можем дать вам, чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас» (Мф. 25, 8—9). И сделали они это не по жестокости и не по злобе, но по тесным обстоятельствам времени, потому что ожидали пришествия жениха.

Были у глупых светильники, но в светильниках мудрых был елей, а у тех не было. Ведь девство есть огонь, а милостыня — елей. Потому, как огонь гаснет, когда не будет для него подливаться елей, так гаснет и девство, когда не имеет милостыни. «Дайте нам елея, — сказали глупые, — из сосудов ваших». А мудрые в ответ им: «Не можем дать вам». Это сказано не по злобе, а от страха: «Чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас, как бы нам, когда все мы стараемся войти, как бы всем не остаться вне брачного чертога. Пойдите лучше и купите у продающих». Кто же продавцы этого елея? Бедные, ради милостыни сидящие перед церковью. А за сколько продается он? За сколько хочешь: цены не назначаю, чтобы ты не ссылался на бедность. Сколько у тебя есть, за столько и купи. Есть у тебя овол? Купи небо, не потому, что небо дешево, но потому, что Господь человеколюбив. Нет у тебя и овола? Подай чашу холодной воды. И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды ради Меня не потеряет награды своей (Мф. 10,42).

Предмет купли и продажи — небо, и мы не заботимся! Дай хлеб и возьми рай; дай малое и возьми великое; дай смертное и возьми бессмертное; дай тленное и возьми нетленное. Если б была ярмарка, и на ней продавались бы дешево и в большом количестве съестные припасы, и многое можно бы приобрести за малую цену, — не распродали ль бы вы имущества, и, оставив все в стороне, не приняли ль бы участие в том торге? И вот, где тленное, там вы показываете столько ревности; а где идет дело о бессмертном, там вы настолько нерадивы и беспечны?

Дай бедному, и, пусть сам ты будешь молчать, тысячи уст заговорят в защиту тебя, потому что милостыня восстанет и защитит тебя: милостыня есть выкуп души. Поэтому как перед дверьми церковными стоят сосуды, наполненные водою, чтобы ты мыл руки, так вне церкви сидят и бедные, чтобы ты омывал руки души. Омыл ты чувственные руки водою? Омой руки души милостынею. Не ссылайся на бедность. Вдовица и в крайней бедности ввела в дом свой Илию, и бедность не была для нее препятствием, но с великою радостью она приняла его; потому и получила достойные плоды и собрала жатву милостыни.

Но, может быть, слушатель скажет: «Дай мне Илию». Что ищешь Илию? Господа Илии даю тебе, и не питаешь Его: как же ты принял бы Илию, если б нашел его? Христос, Господь всяческих, сказал: «Кто сотворил одному из братьев Моих меньших — Мне сотворил» (Мф. 25,40). Если бы царь позвал кого-нибудь на вечерю и, когда бы предстали слуги, сказал им: «Возблагодарите его много за меня; он пропитал и принял меня в дом свой, когда я был в бедности, он оказал мне много благодеяний во время нужды», — не каждый ли бы употребил и потратил все свои деньги для того, кому царь изъявил благодарность? Не каждый ли бы постарался сблизиться и подружиться с ним?

3. Видели вы силу слова царского? Если же у царя — человека — оно имеет такую честь, то представь себе, что Христос в тот день взывает перед Ангелами и всеми Силами и говорит: «Этот человек на земле ввел Меня в дом свой, он оказал Мне множество благодеяний; он принял Меня — странника». Затем представь себе дерзновение этого человека среди Ангелов, радость среди Чинов Небесных. О ком Христос свидетельствует, тому как не иметь дерзновения перед Ангелами? Итак, братия, великое дело — милостыня. Возлюбим ее: ей нет ничего равного, она может и загладить грехи, и избавить от суда. Ты молчишь, а она стоит и защищает; или лучше: тогда как ты молчишь, тысячи уст благодарят за тебя. Столько-то благ от милостыни, а мы нерадим и не заботимся? Дай, по возможности, хлеба. Нет у тебя хлеба? Дай овол. Нет овола? Дай чашу холодной воды. Нет и этого? Поплачь с несчастным и получишь награду, награду не за вынужденное, но за свободное дело.

Но вот, беседуя об этом, мы забыли о девах; возвратимся же к предмету. «Дайте нам, — говорят, — елея из сосудов ваших».— «Не можем дать вам, чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас; пойдите лучше и купите у продающих». Когда же пошли они покупать, пришел жених, и те, у которых были светлые лампады, вошли с ним на брачный пир, и двери затворились брачного чертога. Пришли и пять глупых и начали стучать в двери чертога, восклицая: Отвори нам; а в ответ им глас жениха изнутри: «Отойдите от меня, не знаю вас» (Мф. 25,8—12). Итак, после столь великих трудов, что они услышали? Не знаю вас. Это значит, как я сказал, что они напрасно и без пользы приобрели себе великое достояние девства.

Подумай, они отвержены после столь великих трудов, после того, как обуздали невоздержание, после того, как имели состязание с Небесными Силами, после того, как посмеялись над житейскими делами, перенесли великий зной, переступили через преграды, после того, как возлетели от земли на небо, не разломили печати тела, приобрели великую красоту девства, вошли в состязание с Ангелами, попрали требования плоти, забыли природу, в теле совершили свойственное бестелесным, после того, как приобрели великое и необоримое достояние девства, после всего этого они услышали: «Отойдите от меня, не знаю вас».

Не подумай, будто я считаю маловажным достоинство девства: девство таково, что из древних никто не мог сохранить его. Потому-то и велика благодать, что страшное для пророков и для древних ныне стало весьма доступно. Что, в самом деле, было всего тяжелее и невыносимее? Девство и презрение смерти. Но их не страшатся ныне и слабые девы. В самом деле, соблюдение девства было так тяжко, что из древних никто не мог хранить его. Ной был праведен и имел свидетельство от Бога, но жил с женою. Равным образом Авраам и Исаак, сонаследники ему в обетовании, жили с женами. Целомудренный Иосиф отказался сделать великий грех прелюбодеяния, но и он жил с женою, потому что тяжко было состояние девства. Девство утвердилось с тех пор, как вырос цвет девства.

Итак, никто из древних не мог хранить девство, потому что великое дело — обуздать тело. Изобрази словом вид девства и познай величие этой добродетели. У нее каждый день брань, которая никогда не может умолкнуть; эта брань хуже войны с варварами. На войне с варварами бывает время отдыха, когда ведут переговоры; там иногда сражаются, иногда нет; там наблюдается порядок и время. А на войне, которая ведется против девства, нет отдыха, потому что воюет дьявол, который не знает определенного времени к нападению, не ожидает условного знака к сражению, но всегда стоит и старается найти деву безоружною, чтобы нанести ей смертельную рану; и дева никогда не может отдохнуть от этой брани, но всегда носит в самой себе тревогу и воителя.

И осужденные не так бедствуют, хотя и видят начальника только по временам; а дева, куда ни пойдет, везде имеет при себе судию и носит с собою врага. Этот враг не дает ей покоя ни вечером, ни ночью, ни утром, ни в полдень, но воюет непрестанно, представляя ей наслаждение, указывая на брак, чтобы исторгнуть из нее добродетель и породить в ней порок, чтобы изгнать из нее целомудрие и всеять в нее блуд: каждый час разгорается приятно поджигаемая печь сладострастия.

Подумай, как труден этот подвиг, а они, глупые девы, после всего этого услышали: «Отойдите от меня, не знаю вас». Смотри, какое великое дело девство: когда оно имеет у себя сестру — милостыню, тогда никакие бедствия не одолевают его, но оно становится выше всего. Они потому не вошли в брачный чертог, что при девстве не имели милостыни. Стыдно сказать: «Поборовши сладострастие, ты не презрела денег, но, будучи девою, отрешившеюся от жизни, и распявши себя, любишь деньги! Если бы ты возжелала мужа, и тогда была бы вина не столь велика, потому что ты возжелала бы предмета одинакового с тобою по существу; но теперь вина гораздо больше, потому что ты возжелала чуждого тебе предмета».

Вот замужняя злобно выказывает бесчеловечие, ссылаясь на детей. Скажешь ей: «Дай мне милостыню».— «У меня дети, — ответит она, — не могу». Бог дал тебе детей, ты получила плод чрева для того, чтобы тебе быть человеколюбивою, а не бесчеловечною; повода к человеколюбию не обращай в предлог к бесчеловечию. Хочешь оставить доброе наследство твоим детям? Оставь милостыню, чтобы все стали хвалить тебя и память твоя осталась славною. Но ты, не имеющая детей и распявшаяся для жизни, ты для чего собираешь деньги?

4. Но у нас живо в уме слово и о пути покаяния, и о милостыне. Сказали мы, что милостыня есть великое приобретение, затем перешли к морю девства. Итак, великий путь покаяния ты имеешь в милостыне, которая может освободить тебя из уз греховных; но есть для тебя и другой путь покаяния, также весьма удобный, через который можно освободиться от грехов. Молись каждый час, не изнемогай в молитве и неленостно умоляй человеколюбие Божие, а Бог не отвратится от постоянно молящегося, но простит тебе грехи твои и исполнит прошения твои. Если ты, молясь, будешь услышан, продолжай молиться, чтобы принести Богу благодарение; если же не будешь услышан, пребывай в молитве, чтобы быть тебе услышанным.

И не говори: «Много я молился и не услышан», — потому что и это часто бывает для твоей же пользы. Бог знает, что ты ленив и беспечен и что если получишь нужное, то отойдешь и больше не станешь молиться; и вот самою нуждою заставляет тебя чаще беседовать с Богом и упражняться в молитве. Если ты в такой нужде и имея надобность ленишься и не продолжаешь молитвы, что было бы, если б ты ни в чем не нуждался? Стало быть, и это Он делает для твоей пользы, желая, чтобы ты не оставлял молитвы. Итак, пребывай в молитве, возлюбленный, и не ленись, потому что молитва может совершить многое; и не приступай к молитве, как к маловажному делу.

А то, что молитва доставляет прощение грехов, это можешь узнать из Божественного Евангелия. Что же оно говорит? Подобно Царствие Небесное человеку, который запер двери свои и лег спать с детьми своими. Между тем вечером пришел некто взять у него хлебов и стучит, говоря: «Отвори мне, мне нужны хлебы». А он ему: «Не могу дать тебе теперь, потому что легли спать и мы, и дети наши». Тот продолжал стучать в дверь, а этот опять говорит ему: «Не могу тебе дать, потому что легли спать и мы, и дети». Но тот и после продолжал стучать и не отходил, пока домохозяин не сказал: «Встаньте, дайте ему, и пусть отойдет» (см. Лк. И, 5 и след.).

Итак, Писание учит тебя молиться и никогда не унывать, но и тогда, как не получишь просимого, пребывать в молитве, пока не получишь. Много и других путей покаяния найдешь в Писании. Покаяние и прежде пришествия Христова проповедовалось Иеремией, который говорит: Разве, упав, не встают и, совратившись с дороги, не возвращаются? (Иер. 8, 4). И опять после этого, после того как она, отступница, дочь Израиля, прелюбодействовала, сказал ей: возвратись ко Мне (Иер. 3, 7).

Много и других различных путей покаяния Бог дал нам для того, чтобы отнять у нас всякий предлог к нерадению. Если б у нас был только один путь, мы бы не могли пойти по нему. От этого оружия всегда убегает дьявол. Согрешил ты? Войди в церковь и загладь свой грех. Сколько бы ты ни падал на площади, всякий раз встаешь; так же точно, сколько раз ни согрешишь, покайся во грехе, не отчаивайся; согрешишь в другой раз — в другой раз покайся, чтобы по нерадению совсем не потерять тебе надежды на обещанные блага. Ты в глубокой старости — и согрешил? Войди в церковь, покайся: здесь врачебница, а не судилище; здесь не истязуют, но дают прощение в грехах. Одному Богу скажи грех твой: Тебе единому согреших и лукавое перед Тобою сотворил (Пс. 50, 6), и отпустится тебе грех.

Есть у тебя и иной путь покаяния, не трудный, а самый легкий. Какой же это путь? Поплачь о грехе своем. Об этом узнаешь ты из Божественного Евангелия. Петр, верховный из апостолов, первый в церкви, друг Христов, получивший откровение не от человеков, но от Отца, как свидетельствует о нем Господь, говоря: Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах (Мф. 16,17), этот Петр, когда называю Петра, разумею камень несокрушимый, скалу неподвижную, великого апостола, первого из учеников, первозванного и первого последовавшего на зов, — он-то сделал не какое-либо маловажное преступление, но очень великое — отрекся от Самого Господа. Это говорю не в обвинение праведника, но чтобы дать тебе побуждение к покаянию. Так он отвергся Самого Господа вселенной, Попечителя и Спасителя всех.

Но расскажем этот случай сначала. Спаситель знал, что во время Его предания некоторые отойдут от Него, и говорит Петру: «Не хочешь ли и ты отойти?» — Но Петр отвечал: Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя (Мф. 26, 35; ср. Ин. 6, 67). Что говоришь, Петр? Бог определил, а ты противодействуешь? Но, хотя воля Петра и выказала свое желание, однако же слабость природы его изобличилась. Когда же это? В ночь, в которую предан был Христос. Тогда, сказано, стоял Петр у горящих дров и грелся; и вот подошла к нему одна служанка и говорит: «Вчера и ты был с этим Человеком»; а он в ответ: «Не знаю сего Человека». Потом отрекся и в другой, и в третий раз — и исполнилось определение Божие. Затем Христос взглянул на Петра и этим взглядом подал голос; не заговорил с ним устами, чтобы не обнаружить его перед иудеями и не пристыдить своего ученика, но взглядом сказал ему: «Вот, Петр, сбылось то, о чем Я говорил» (см. Лк. 22, 61).

Тогда и Петр пришел в чувство и начал плакать, но заплакал не просто, а горько, и из слез очей сделал второе крещение. Но, заплакав так горько, он загладил свой грех, и после этого ему вверены ключи небесные. Если же плач Петра загладил столь великий грех, то как тебе не загладить греха, если будешь плакать? Отречься от своего Господа — было преступление не малое, но великое и весьма важное, и, однако же, слезы загладили грех. Плачь же и ты о грехе своем, только плачь не просто и не для вида, но горько, как плакал Петр; изведи потоки слез из самой глубины души, чтобы Господь, умилосердившись, простил тебе прегрешение. Человеколюбив Господь; Он Сам сказал: Не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и покаялся, и жив был (Иез. 33,11). От тебя хочет небольшого труда, а Сам дает великое; от тебя ожидает повода, чтобы дать тебе сокровище спасения. Предложи слезы, а Он даст тебе прощение; принеси покаяние, а Он дарует тебе отпущение грехов. Ты представь хоть малый предлог, чтобы иметь благовидное оправдание, потому что в деле спасения одно зависит от Него, а другое от нас.

Если мы представим, что зависит от нас, то и Он дарует, что зависит от Него. Но вот Он уже даровал, что зависело от Него: утвердил солнце, луну и разнообразный ход звезд, разлил воздух, распростер землю, оградил море, дал горы, долины, холмы, источники, озера, реки, бесчисленные роды растений, сады и все прочее. Принеси же и ты немногое, чтобы таким образом Он даровал тебе и высшие блага. Итак, не будем беззаботны о самих себе и не отступимся от своего спасения, имея такую бездну человеколюбия Господа всех, Который сожалеет о наших грехах. Предлагается Царство Небесное, и рай, и блага, которых не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2,9), и мы не будем всячески стараться привнести что-нибудь со своей стороны, чтобы не лишиться этих благ?

Разве не знаешь, что говорит Павел, который много потрудился и одержал бесчисленные победы над дьяволом, который в теле прошел вселенную, обтек землю, и море, и воздух и, как бы на крыльях, облетел вселенную, который был забросан камнями, побит, потерпел побои, все перенес ради имени Божия, призван был свыше небесным голосом? Смотри, что говорит он, какое произнес слово: «Мы получили благодать от Бога, но и я потрудился и сделал свое; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился и сделал свое» (1 Кор. 15,10).

Знаем, говорит, знаем великость благодати, которую мы получили; но не праздным она нашла и меня: известны дела мои. Так и мы приучим руки к милостыне, чтобы привнести со своей стороны нечто малое; станем плакать о грехе, стенать о беззаконии, чтобы видно было, что и мы привносим хоть что-нибудь малое, между тем как то, что имеет быть даровано нам, велико и превышает наши силы. Это рай и Царство Небесное, которого да сподобимся все мы по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу со Святым Духом слава, держава, честь ныне и присно и во веки веков. Аминь.



[1] Имеется в виду проповедничество.