Преподобный Марк Подвижник
Пространство сердца.

Преподобный
МАРК ПОДВИЖНИК

Преподобный Марк Подвижник (он же именуется Марком Египетским или Марком Постником) монашествовал в Египетской пустыне в IV веке, в молодости был учеником святителя Иоанна Златоуста, а позднее, возможно, и преподобного Антония Великого. Марк обладал редкой памятью, знал наизусть Новый Завет. Свою незаурядную учёность он сочетал с крайним аскетизмом, а оба эти свойства — с любовью к людям. Ещё одним отличительным его качеством был необычайно тихий и кроткий нрав.

Подвижническая жизнь и знание Слова Божия давали ему, с помощью благодати Святого Духа, углубляться в тайны духовной жизни. Дарами своего таланта он щедро делился со своими учениками и сподвижниками и оставил после себя довольно много духовных писаний, из которых, к сожалению, сохранилась только малая часть.

Живое слово преподобного и в наше время помогает верующим во Христа учиться искусству обновления души, избавляться от греховных заблуждений и правым путем идти к познанию Бога. Выдержки из сочинений преподобного Марка Подвижника вошли в первый том Добротолюбия.

Память преподобного Марка совершается 5/18 марта.

О БОГЕ И ЧЕЛОВЕКЕ

Всякое благо приходит от Господа, по Его провидению. И приносящие нам добро являются служителями Бога.

Бог есть начало, середина и конец всякого блага.

Всякое благо даруется нам от Господа, и кто так верует, тот не лишится его.

Человек советует ближнему, как знает. Бог же действует в слышащем по мере его веры к советующему.

Слова Божественного Писания читай делами, а не многословь, тщеславясь одним простым пониманием.

Всякая мысль имеет пред Богом меру и вес. Ибо об одном и том же можно мыслить или пристрастно, или просто.

Не говори: я исполнил заповеди и не обрел Господа. Знание и правду, по Писанию, ты находил многократно; а истинно ищущие Его найдут мир душе своей. Этот мир есть избавление от страстей, которого нельзя получить без действия Святого Духа.

Несомненная вера есть крепкий столп, и Христос для верующего — это всё.

Во всяком твоем деле началом да будет Бог, Который есть источник всякого блага, чтобы предпринимаемое тобой дело было по Богу.

Когда вспоминаешь о Боге, усиленно молись, чтобы, когда забудешь о Нем, Господь помянул тебя.

Начало всякой добродетели есть Бог, как и дневного света — солнце.

Кто верит Христу относительно воздаяния, тот по мере веры усердно переносит всякую обиду.

Всякое благо приходит от Господа промыслительно; отходит же тайно от неблагодарных, неразумных и праздных.

Незнание правды Божией заставляет говорить вопреки полезному и, сделавшись дерзновенным, умножает пороки.

Прискорбный случай разумному напоминает о Боге и в той же мере огорчает забывающего о Боге.

Бог ценит дела по намерениям их. Даст тебе, говорит, Господь по сердцу твоему (Пс. 19, 5).

Писание советует нам разумом познавать Бога для того, чтобы мы верно служили Ему делами.

Ты ничего не потеряешь из того, что оставил ради Господа; ибо в свое время оно возвратится с избытком.

Человек едва сохраняет и то, что ему естественно; Христос же крестом дарует усыновление.

Иное есть действие благодати, непонятное для младенца по духовному возрасту, а иное действие злобы (беса), похожее на истину. Но хорошо не обращать внимания на таковые действия, чтобы не впасть в обольщение — и не проклинать их, дабы не проклясть истину; но лучше с надеждою всё предавать Богу; ибо он знает пользу того и другого.

Кто делает благое и ищет воздаяния, тот служит не Богу, а своей воле.

Будучи, по благоволению Божию, хвалим многими, не примешивай ничего самохвального к промыслу Господню о тебе, чтобы не впасть оттого во власть лукавого.

Посеянное не вырастет без земли и воды, а человек не получит пользы без добровольных трудов и Божественной помощи.

Не отрекайся учиться, хотя бы ты был и весьма мудр. Ибо промышление Божие полезнее нашей мудрости.

Когда ум, укрепившись о Господе, отвлекает душу от долговременной греховной привычки, тогда сердце бывает мучимо, как палачами, умом и страстями, влекущими его и к Богу, и ко греху.

Крот, ползающий под землею, будучи слеп, не может видеть звезд; и неверующий Богу относительного временного не может веровать и в отношении вечного.

В чем кто возложил упование на Бога, тот уже не ссорится об этом с ближним.

По делам, словам и мыслям праведен только один Бог; а через веру, благодать и покаяние много праведников.

Если тебе выпал жребий говорить о Господе и тебя ослушиваются, то скорби об этом мысленно и не смущайся явно. Ибо, скорбя, не будешь осужден с ослушником, смущаясь же, подвергнешься в том же деле искушению.

Всевидящий Бог как делам нашим определяет достойное воздаяние, так и помыслам и произвольным разумениям.

Человек, не стремящийся познать волю Божью, идет умом по пути, пролегающему над пропастью, и от всякого дуновения ветра легко падает: будучи хвалим, он гордится; будучи порицаем, огорчается; наслаждаясь пищею, увлекается телесною страстью; в страданиях плачет; зная что-либо, хочет показывать себя знающим; и не понимая чего-то, притворяется понимающим; богатея, кичится; находясь в нищете, лицемерит; постясь, тщеславится своим постом; с обличающими его любит спорить; а на тех, кто его прощает, смотрит как на неразумных. Итак, если кто благодатью Христовой не приобретет знания правды и страха Божия, тот не только от страстей, но и от внешних обстоятельств бывает жестоко уязвляем.

Если трудно найти человека, без искушений благоугодившего Богу, то нужно благодарить Бога за всё, что с нами бывает.

Память Божия есть забота сердца о благочестии; всякий же забывающий Бога бывает сластолюбив и бесчувствен к нуждам других.

Без памяти о Боге знание истинным быть не может. Без первого второе ложно.

Человек говорит ближнему соответственно своему знанию, Бог же действует в слышащем, насколько тот верует.

Всякое благо промыслительно приходит от Господа, но оно отходит тайно от неблагодарных, бесчувственных и недеятельных.

Знающий Бога созерцает величие Его.

Много может делать человек по своей воле, но исход его дел Бог устраивает по правде.

Ничего не думай и не делай без цели в Боге, ибо бесцельно путешествующий напрасно тратит труд.

Кто из-за денег, славы и удовольствий гневается на ближнего, тот не познал еще, что всем праведно правит Бог.

Невозможно иначе восстановить в себе образ Божий, как только благодатью Божьей и верой, если человек с великим смиренномудрием пребывает умом в неразвлеченной молитве.

Если за вещественное подаяние похвалишь человека как доброго, забывая о Боге, то впоследствии тот же человек покажется тебе злым.

Страх Божий понуждает нас вести борьбу с собственным пороком, и, когда мы боремся, Господь истребляет его.

Не соглашающий своей воли с волею Божией встречает препятствие в своих предприятиях и бывает подвластен врагам.

Одно — знание вещей, а иное — знание правды Божией. Насколько отличается солнце от луны, настолько второе полезнее первого.

Знание вещей дается по мере исполнения заповедей, знание же истины по мере надежды на Христа.

Кроткий по Богу премудрее премудрых, и смиренный сердцем сильнее сильных, ибо они разумно несут иго Христово.

Смиренномудрие есть не осуждение совести, но признание благодати Божией и Его милосердия.

Благодать Духа одна и неизменна; но действует она в каждом особенно, как хочет.

ЗАПОВЕДИ БОЖИИ

Господь, желая показать, что исполнение всякой заповеди есть наш долг, и что усыновление Он даровал людям Своею кровью, говорит: Когда исполните все поведенное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк. 17, 10). Посему Царство Небесное не есть возмездие за дела, но благодать Владыки, уготованная верным рабам.

Сколько мы, веруя, исполняем заповеди Божьи, столько и Дух Святой производит в нас Свои плоды. Плод же духа, по святому Павлу, это: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5, 22-23).

Кто тайно примешивает к заповедям свою волю, тот прелюбодей, как сказано в Премудрости, и за скудость ума болезни и бесчестие понесет (см. Притч. 6, 32-33).

Некоторые, не исполняя заповедей, считают себя право верующими, а некоторые, исполняя их, ожидают Царствия Небесного, как обязательной награды; но и те и другие погрешают против истины.

Одно дело — исполнение заповеди, а иное — добродетель; хотя одно от другого заимствуют они побуждение к добру.

Исполнением заповеди называется то, когда мы исполнили поведенное, а добродетелью — то, когда сделанное поистине угодно Богу.

Исполнивший заповедь может претерпеть за это искушения. Ибо любовь ко Христу испытывается противностями.

Духовный закон — это заповеди Христовы, из которых первая и величайшая есть любовь, она не мыслит зла, но всех любит, всему верит, всего надеется, все переносит (1 Кор. 13, 5—7), по слову Писания.

Хорошо держаться главной заповеди и ни о чем в частности не заботиться, ни о чем в частности не молиться; но только искать Царствия и слова Божия. А если мы еще заботимся о каждой потребности, то и молиться должны о каждой; ибо, кто без молитвы делает что-нибудь или о чем-либо заботится, тот не получает успеха в окончании своего дела. О сем-то Господь сказал: без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5).

Кто пренебрегает заповедью о молитве, того постигают грубейшие прегрешения, которые пересылают его как пленника от одного греха к другому.

Ищущий действий Святого Духа прежде исполнения заповедей подобен купленному за деньги рабу, который в то самое время, как его купили, ищет, чтобы вместе с купчею написали и отпускную.

Почитающий Владыку своего исполняет поведенное Им. Согрешивший же или непослушный Ему претерпевает всё, что с ним происходит, как им заслуженное.

Когда явно исполняем заповеди, то сообразно с тем получаем свойственное от Господа; пользу же от этого приобретаем, смотря по цели нашего намерения.

БЛАГОДАТЬ СВЯТОГО КРЕЩЕНИЯ

Вера состоит не в том только, чтобы креститься во Христа, но чтобы и заповеди Его исполнять. Святое крещение совершенно и подает нам совершенство, но не делает совершенным не исполняющего заповедей.

Если и по крещении бываем мы подвержены греху, то это не потому, что несовершенно было крещение, но потому что мы не радеем о заповеди и угождаем себе по собственному нашему произволению. Волю нашу и после крещения ни Бог, ни сатана не приневоливает.

Когда по святом крещении, будучи в состоянии исполнять заповеди, не исполняем их, тогда, и не желая того, опять падаем в рабство греху, пока покаянием не умолим Бога, направляясь ко всем заповедям Его, и Он истребит грех нашего самовластия.

Мы, которые удостоились святого крещения, совершаем добрые дела не ради воздаяния, но для сохранения данной нам чистоты.

Когда увидишь в сердце своем бывающую тебе помощь, знай достоверно, что не извне пришла эта благодать, но данная тебе таинственно при крещении воздействовала сейчас в такой мере, в какой ты, возненавидев помысел, отвратился от него.

О МОЛИТВЕ

Нерассеянно молящийся ум смиряет сердце. Сердца же сокрушенного и смиренного Бог не уничижит (см. Пс. 50, 19).

Молитва называется добродетелью, хотя она есть мать добродетелей; ибо рождает их от соединения своего со Христом.

Что сделаем без молитвы и доброй надежды, то потом бывает вредно и несовершенно.

Кто молится телесно и не имеет еще духовного разума, тот подобен слепому, взывавшему: сын Давидов, помилуй меня! (Мк. 10, 48). Бывший некогда слепым, прозрев и увидев Господа, поклонился Ему и исповедал Его уже не сыном Давидовым, но сыном Божиим (см. Ин. 9, 35-38).

Молитва и терпение в постигающих нас скорбях доставляют сердцу полезное сокрушение, если только излишеством не нарушим соразмерности в их соединении. Кто в этом терпелив, тот и в прочем получит помощь. Нерадивый же и послабляющий себе будет иметь при кончине нестерпимую болезнь.

Есть много образов молитвы, отличных один от другого; но ни один образ молитвы не вреден, кроме того, что не есть молитва, но делание сатанинское.

Человек, намереваясь сделать зло, молится сперва по обыкновению в уме своем и, будучи промыслительно удержан, потом сильно благодарит Бога.

Добрая совесть приобретается молитвой, а чистая молитва — совестью. Они по естеству своему одна в другой имеют нужду.

Лучше с благоговением молиться о ближнем, чем обличать его во всяком согрешении.

Молись, чтобы не постигло тебя искушение. Если же придёт - прими его как твое, а не чужое, то есть не вини тех, через кого оно пришло.

Кто без молитвы и терпения хочет победить искушения, тот не отразит их, а более запутается в них.

Постоянно молись во всяком деле, чтобы ничего не делать без помощи Божией.

Нет ничего сильнее молитвы по действию; и нет ничего полезнее ее для благоугождения Богу. Всякое исполнение заповедей содержится в молитве, ибо нет ничего выше любви к Богу.

Нерассеянная молитва есть знак любви к Богу пребывающего в ней; нерадение же о ней и развлечение есть знак сластолюбия.

Кто бесскорбно пребывает в бдении, долготерпит и молится, тот очевидно причастен Духа Святого. А кто отягощается бдением, но терпит его по доброй воле — и тот скоро получит помощь свыше.

Избегай искушений при помощи терпения и молитвы. Если же без них будешь сопротивляться ему, то оно сильнее станет нападать.

Что мы без молитвы говорим или делаем, то бывает впоследствии или погрешительно, или вредно и обличает нас через дела неведомым для нас образом.

Когда вспоминаешь о Боге, усиливай молитву, чтоб Господь помянул тебя, когда забудешь о Нем.

Молитва бывает различна: ибо иное — неразвлеченной мыслью молиться Богу, и иное — предстоять на молитве телом и развлекаться мыслью, также иное — выбирать время и, окончив мирские беседы и занятия, помолиться, и иное — сколько возможно предпочитать и предпоставлять молитву всем мирским попечениям.

Кто желает отклонить от себя всякое злоключение, тот должен молитвою примирить с Богом дела свои и мысленно иметь упование на Него, а попечением о чувственном пренебрегать по силе.

Когда диавол видит, что ум помолился от сердца, тогда он наносит великие и хитросплетенные искушения, желая малые добродетели истребить великими нападениями.

Кто молится о людях, обижающих его, тот низлагает демонов, а сопротивляющийся обидчику уязвляется бесом.

Разумение вещей во время искушения бывает полезно для человека, а во время молитвы обыкновенно вредит.

Призывай Бога, чтобы Он отверз очи сердца твоего, и тогда увидишь пользу молитвы и чтения, уясняемого опытом.

О ПОМЫСЛАХ

По своему маловерию каждый подпадает действию греха, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть (Иак. 1, 14-15). От своей похоти рождается грех мысленный, а от него и соответствующее действие.

Где образы помыслов возникают и остаются, там происходит сосложение, то есть ответ души и ее внимание, а это уже начало греха. Ибо сам прилог (помысел), как невольное приражение, не сопровождается образами. Бывает, что иной бежит от них, боясь обжечься, а иной не отвергает их, пока не возгорится пламень страсти.

Прилог (помысел) — это невольное движение сердца, не сопровождаемое образами. Он, подобно ключу, отворяет греху дверь в сердце, потому опытные и стараются отогнать его в самом начале.

Прилог есть невольное воспоминание прежних грехов. Кто еще борется со страстями, тот старается не доводить такого помышления до страсти, а кто уже победил их, тот отражает самое первое нападение помысла.

Допустив в себе начало греха (приняв помысел), не говори: «Он не победит меня», — ибо насколько ты допустил его, настолько уже и побежден им.

Как некое злое родство, похоти наши изнутри и нападения помыслов снаружи действуют вместе. Каждый помысел, овладев любителем мечтать, передает его другому помыслу, так что человек, привычно тяготеющий к первому, увлекается вторым уже против воли. Ибо кто может избегнуть гордости, будучи исполнен тщеславия? Или кто, выспавшись после хорошей трапезы, не будет испытан помыслом блуда? Или кто, неправедно собирая своё богатство, не будет связан немилосердием? А наслаждающиеся всем этим как избегнут раздражительности и гнева?

Как неопытный теленок, спеша за травою, попадает в место, окруженное болотом, так бывает и с душой, мало-помалу прельщаемой помыслами.

Если от помысла происходят образы, значит, уже было согласие с ним; ибо невиновное приражение помысла — это безвидное движение сердца. Иной от помыслов бежит, как дерево от огня; а иной не отвращается, пока не загорится.

Увлекаемый помыслами ослепляется ими и действия греха видит, причины же этих действий видеть не может.

Корни помыслов — это наши явные пороки, которые мы руками, и ногами, и устами защищаем всегда.

Невольные помыслы рождаются от предварительного греха, а произвольные от самовластной воли. Поэтому последние бывают причиной первых.

В невольном, беспокоящем помысле виновен ты сам, потому что, имея власть отогнать его и очистить от него ум в начале первого приражения, ты не сделал этого, но беседовал с ним охотно, хотя не исполнил делом.

Принятие помысла и замедление в нем обличает пристрастие человека; скорое же истребление его означает неприятие и сопротивление.

Ни злых помыслов отдельно от причин их, ни причин отдельно от помыслов нельзя победить ведущему с ними брань. Ибо если одно что-нибудь отдельно отвергнем, то спустя немного посредством другого обоими будем облагаемы.

Когда мы поддаемся действию злых помыслов, то должны обвинять самих себя, а не прародительский грех.

О СТРАСТЯХ И ДОБРОДЕТЕЛЯХ

Как делание ради Бога называется добродетелью, так и нежданная скорбь называется искушением.

Когда ум забудет цель благочестия, тогда и явное исполнение добродетели становится бесполезным.

Великая добродетель — терпеть постигающее нас, и, по слову Господню, любить ближнего, который нас ненавидит.

Знак нелицемерной любви есть прощение обид. Ибо так и Господь возлюбил сей мир.

Кто хочет что-нибудь сделать, но не может, тот считается как бы сделавшим это пред Богом, знающим наши намерения. Это нужно знать как о добрых, так и о злых делах.

Если хочешь краткими словами доставить пользу любознательному, укажи ему на молитву, правую веру и терпение скорбей. Ибо ими приобретается всё прочее доброе.

Ум и без тела много делает доброго и худого; тело же без ума не может сделать ничего такого: ибо закон свободы познается прежде действия.

Всякое доброе дело, которое делаем естественными нашими силами, удаляет нас от противоположного ему порока, но без благодати Божией не прибавляет нам святости.

Воздержанный избегает чревообъядения, нестяжательный — корыстолюбия, безмолвный — многословия, чистый — сладострастия, целомудренный — блуда, умеренный — сребролюбия, кроткий — смущения, смиренномудрый — тщеславия, послушный — спорливости, обличательный — лицемерия; подобным образом и молящийся удаляется безнадежности, произвольно нищий — многостяжания, исповедник — отречения, мученик — идолослужения. Видишь ли, как всякая добродетель, совершаемая до смерти, есть не что иное, как удаление от греха, удаление же от греха — это дело естества, а не цена Царствия Небесного.

Будучи любознателен, будь и трудолюбив. Ибо одно знание делает человека надменным.

Некоторые, будучи похвалены за добродетель, прельстились похвалой и сладость своего тщеславия приняли за утешение. А другие, будучи обличены во грехе, опечалились, но эту полезную печаль сочли действием злобы.

Те, которые ведут подвижническую жизнь и возносятся пред нерадивыми, думают оправдаться делами телесными; мы же, которые, утверждаясь на одном знании, унижаем незнающих, бываем гораздо безумнее их.

Знание без дел, соответствующих ему, хотя и истинно, но еще нетвердо; ибо всякую вещь подтверждает дело.

Кто презирает знание и хвалится невежеством, тот невежда не только словом, но и разумом. Ибо как иное есть премудрость в словах, и иное — благоразумие; так иное есть невежество в слове, а иное — безумие.

Часто от нерадения к делу помрачается и разум. Ибо что совершенно перестают делать, то мало-помалу и из памяти истребляется.

Представь, что есть двенадцать безразличных для тебя страстей. Если ты одну из них произвольно возлюбишь, то она одна займет место одиннадцати.

Грех есть горящий огонь. По мере уменьшения вещества он угасает и по мере прибавления разгорается.

Кто ищет похвалы, тем обладает страсть; а кто плачет о том, что его постигла скорбь, тот любит наслаждение.

О как вкрадчива и как незаметна страсть человекоугодия, она обладает и мудрыми! Ибо действия прочих страстей легко бывают видны исполняющим их и потому приводят одержимых ими к плачу и смиренномудрию, а человекоугодие прикрывается словами и видами благочестия, так что людям, которых оно обольщает, трудно рассмотреть его видоизменения.

Какие есть видоизменения человекоугодия? Мать этих видоизменений и первое из них есть неверие, а за ним, как порождения его, следуют: зависть, ненависть, лесть, ревность, ссоры, лицемерие, лицеприятие, служение лишь пред глазами, оклеветание, ложь, вид ложного благоговения, а не истинного, и подобные этим малозаметные и темные страсти. Но хуже всего то, что некоторые восхваляют всё это искусными словами как доброе, и вред, заключающийся в этом, — прикрывают.

Ненавидящий обличения погрязает в страстях умышленно. А кто любит слышать обличительное слово, тот очевидно увлекается силою прежних греховных привычек.

Не желай слышать о чужих злых делах: ибо при таковом желании изображаются и в нас черты этих дел.

Наслушавшись худых речей, досадуй на себя, а не на того, кто говорил их.

Когда ум освободится от телесных попечений, тогда соразмерно с этим он видит ухищрения врагов.

Не желай слушать о несчастии враждебных тебе людей. Ибо слушающие таковые речи собирают плоды своей злой воли.

Прежде чем истребишь из себя зло, не повинуйся своему сердцу. Ибо чем сердце полно, таковых оно и действий требует.

Всегда делай благое по силе своей. И когда предстоит случай сделать большее, не обращайся к меньшему; ибо озирающийся назад, сказано, неблагонадежен для Царствия Божия (Лк. 9, 62).

Враг знает правду духовного закона и ищет только согласия ума. Ибо так он подвергает подвластного себе или трудам покаяния, или, если он не кается, то удручает его невольными скорбями; а иногда и побуждает восставать против этих скорбей, чтобы таким образом и в этой жизни умножить болезни, и по смерти, по причине нетерпения, показать человека неверным Богу.

Одно зло от другого получает силу, подобным образом и добро возрастает одно от другого, и того, в ком оно есть, побуждает к большему добру.

Диавол уменьшает в наших глазах наши малые согрешения: ибо иначе он не может привести нас к большому злу.

Корень постыдной похоти — человеческая похвала; источник целомудрия — обличение наших пороков, но не тогда, когда только слышим это обличение, но когда и принимаем его.

Ум ослепляется тремя страстями, то есть: сребролюбием, тщеславием и сластолюбием. Разум и вера — воспитательницы душ наших — притупились не от чего иного, как только от них. Раздражительность, гнев, ссоры, убийства и всё прочее зло от них весьма усилилось между людьми.

Когда услышишь сказанное от Господа: кто не отрешится от всего, что имеет, тот не достоин Меня (Лк. 14, 33; Мф. 10, 38), то разумей сказанное не только об имении, но и обо всех действиях зла.

Если не хочешь терпеть зла, то не желай и делать зла. Ибо за одним другое последует неизбежно. Что посеет человек, то и пожнет (Гал. 6, 7).

Согрешивши, обвиняй не действие, а мысль. Ибо если бы ум не предшествовал, то и тело не последовало бы.

Как вода и огонь противятся друг другу при соединении, так самооправдание и смирение сопротивляются одно другому.

Если хочешь неосужденно принимать похвалу от людей, сначала возлюби обличение в грехах своих.

Кто хвалит ближнего по какому-нибудь лицемерию, тот при случае унизит его и сам посрамится.

Не знающий засады врагов легко подвергается смерти; а не знающий причины страстей легко впадает в грех.

От сластолюбия рождается нерадение, а от нерадения — забвение. Ибо Бог даровал всем познание полезного.

Смиренномудрый и упражняющийся в духовном делании, читая Божественное Писание, всё будет относить к себе, а не к другим.

Кто имеет какое-либо духовное дарование и состраждет не имеющим его, тот состраданием сохраняет этот дар. Надменный же, будучи поражаем помыслами самомнения, теряет его.

Не будь учеником того, кто хвалит самого себя, чтобы вместо смиренномудрия не научиться гордости.

Злоба, питаемая помышлениями, делает сердце дерзким, а истребляемая воздержанием и надеждою заставляет его сокрушаться.

Исполнив добродетель, вспомни сказавшего: без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5).

Всякий порок оканчивается непозволенным наслаждением, и всякая добродетель — духовным утешением. И как первый, овладев нами, влечет к своему, так и второе ведет к сродному себе.

Забвение само по себе не имеет никакой силы, но укрепляется по мере нашего нерадения.

Старайся дознать свои худые дела, а не ближнего, и хранилище ума твоего не будет окрадено.

Как змеи: одни встречаются в лесах, а другие проникают в дома, так и страсти — одни совершаются мысленно, а другие делом, хотя бывает, что они преображаются из одного вида в другой.

Как плавающие в море в надежде улова охотно переносят солнечный зной, так и ненавидящие зло любят обличение: ибо зной противодействует ветрам, а обличение — страстям.

Когда греховная душа не принимает постигающих ее скорбей, тогда ангелы говорят о ней: врачевали мы Вавилон, но не исцелился (Иер. 51, 9).

Самомнение и гордость — причины хулы; сребролюбие же и тщеславие — немилосердия и лицемерия.

Есть три мысленные состояния, в которые ум входит от изменения: естественное, сверхъестественное и противоестественное. Когда ум войдет в естественное состояние, тогда находит себя виновным в злых помыслах и исповедует Богу грехи, познавая причины страстей. Когда же будет в противоестественном состоянии, то забывает правду Божию и восстает на людей, как на обижающих его.

Когда же приведен будет в сверхъестественное состояние, тогда ощущает в себе плоды Святого Духа, которые, по словам апостола, таковы: любовь, радость, мир и прочее (см. Гал. 5, 22-23), и знает, что если предпочтет телесные попечения, то не может пребывать там и, вышедши из этого состояния, впадет в грех и в последующие за ним злоключения — если и не вскоре, то в свое время, как ведает правда Божия.

Знание духовное у человека бывает истинно в такой мере, в какой его утверждают кротость, смирение и любовь.

Если всё невольное происходит от произвольного, по Писанию, то нет для человека такого врага, как он сам себе.

Всякому злу предшествует неведение, второе же по нем неверие.

Как дождь, излившийся на землю, подает растениям свойственное им качество: сладким — сладость, жестким — жесткость, так и благодать, входящая в сердца верных, не изменяясь, дарует соответственные добродетелям силы. Алчущему Христа ради она бывает пища, жаждущему — сладчайшее питие, зябнущему — одежда, труждающемуся — покой, молящемуся — ответ, а плачущему — утешение.

Кто ненавидит страсти, тот отсекает и причины их, а кто пребывает с производящими их причинами, тот и не желая бывает пленен страстями.

Невозможно, чтобы тот мысленно преклонялся к страсти, кто не любит причин ее. Ибо кто, презирая посрамление, предается тщеславию? Или кто, любя унижение, смущается бесчестием? Кто же, имея сердце сокрушенное и смиренное, примет плотскую сласть? Или кто, веруя Христу, заботится о временном или ссорится с ближним из-за него?

Кто, будучи презираем кем-либо, ни словом, ни мыслью не ссорится с презирающим его, тот приобрел истинное знание духовное и являет твердую веру Владыке.

Не говори, что бесстрастный не может скорбеть. Ибо если не о себе, то о ближнем он должен это делать.

Скрыв добродетель, не возносись, как совершивший праведный поступок. Ибо правда не в том только состоит, чтобы скрывать добрые дела, но и в том, чтобы не мыслить ни о чем запрещенном.

Радуйся не сразу после того, как сделаешь кому-либо добро, но когда без злопамятства перенесешь последующее за тем испытание. Ибо как ночи следуют за днями, так и пороки за добродетелями.

Тщеславие, сребролюбие и сластолюбие осквернят доброе дело, если они прежде не будут истреблены страхом Божиим.

Не говори, как может бедный предаваться сладострастию, не имея к тому способов, ибо можно еще погибельнее сладостраствовать помыслами.

Если хочешь спастись и достигнуть знания истины, то старайся всегда возвышаться над чувственным и только надеждою прилепляться к Богу. Таким образом с понуждением уклоняясь от чувственного, встретишь силы, ведущие с тобою брань приражениями помыслов; но побеждая их молитвою и пребывая благонадежным, будешь иметь благодать Божию, которая избавит тебя от будущего гнева.

Кто разумеет таинственное изречение апостола Павла, что наша брань... против духов злобы поднебесной (Еф. 6, 12), тот уразумеет и притчу Господню, в которой Он сказал, что должно всегда молиться и не унывать (Лк. 18, 1).

Прежние грехи, будучи воспоминаемы в зримых образах, приносят вред душе. Ибо если они приносят с собою печаль, то удаляют от надежды, а представившись без печали, вселяют в душу прежнюю скверну.

Если хочешь приносить Богу неосужденное исповедание, то не вспоминай грехов по виду их и в подробностях, но мужественно терпи скорби, постигающие тебя за них.

Всякая телесная сласть происходит от предшествовавшего упокоения тела, а упокоение рождается от неверия.

Боголюбивый слушатель с обеих сторон получает пользу. Если его хвалят за добрые дела, то делается старательнее к ним, а если обличают в злых делах, то устремляется к покаянию.

Кто из боязни страдания и поношения борется с людьми, тот или здесь сильно страдает от находящих на него злоключений, или в будущем веке мучится без милости.

Когда диавол найдет человека, без нужды занимающегося телесными делами, то прежде похищает как добычу его разум, а потом как главу отсекает упование на Бога.

При изложении нашей веры не скрывай от присутствующих посильного для них; что им доступно, излагай яснее, а чего понять не могут, то предлагай загадочно.

Неподчиненного тебе не обличай в проступке; ибо это есть более дело власти, чем совета.

Не имей спора с противящимися истине, которые не подчиняются тебе добровольно, чтобы не возбудить в них ненависти к себе.

Кто со страхом Божиим вразумляет и наставляет согрешающего в чем-либо, тот приобретает себе добродетель, противоположную греху. А злопамятный и недоброжелательно порицающий его впадает по закону духовному в одинаковую с ним страсть.

Не будь двоязычен, то есть иначе расположен на словах и иначе в совести. Ибо таковой, по Писанию, подлежит проклятию.

Огради ум от самохваления и помысел от высокого о себе мнения, дабы не впасть в грех, ибо благое не человеком совершается, но помощью всевидящего Бога.

Злым мыслям, бывающим против нашей воли, последует печаль, поэтому они скоро и исчезают; а бывающим по произволению последует удовольствие, потому и трудно от них избавиться.

Сластолюбивый печалится, когда его порицают и когда он страдает, а боголюбивый сокрушается, если его хвалят и он живет в достатке, ни в чем не испытывая нужды.

Чуждое зло не прибавляет греха, если мы не воспримем его злыми мыслями.

Как львица не встречается дружелюбно с теленком, так бесстыдство не принимает с любовью спасительной печали по Боге.

Не покушайся обличениями принести пользу тому, кто хвалится добродетелями; ибо, кто любит себя выказывать, тот не может быть любителем истины.

Поскольку душа наша, помрачившись сластолюбием и тщеславием, пала во глубину неразумия, то не слушает ни заповедей Писания, ни естественного разума, ни совета опытных, а следует лишь одним своим умышлениям. Поэтому, удерживая в себе причины зла, она не может быть свободна и от свойственных им действий.

Никакая власть не принуждает нас насильственно ни к добру, ни к злу, но кому мы по нашей свободной воле следуем — Богу или диаволу — тот потом приобщает нас ко всему, что находится в его власти.

Господь установил, чтобы за каждым делом, добрым или злым, заслуженное воздаяние следовало естественным образом, а не по особенному назначению, как думают некоторые, не знающие духовного закона.

Не можешь благотворить делами рук твоих? Благотвори доброй волей: если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему; и если покается, прости ему (Лк. 17, 3), по слову Господню, и это составит для тебя великую милостыню.

Господь сказал: горе вам, богатые (Лк. 6, 24). Но сказав так, Он не всех обвиняет обогатившихся, но порицает тех, кто, имея воровской нрав, присваивают себе дарования Божии, или вещественные блага, или дары Божиих щедрот — и не хотят быть милосердными к ближнему.

Нужно прощать тому, кто нас обидел, зная, что воздаяние за прощение обид превосходит воздаяние всякой иной добродетели.

Кто сам за себя мстит, тот как бы осуждает Бога в недостатке правосудия, а кто нашедшую на него скорбь переносит как свою собственную, тот исповедует прежде сделанное им зло, за которое и терпит теперь, перенося тяжкое.

Добродетельной способности прощать обиды препятствуют две страсти: тщеславие и сластолюбие, — а потому прежде всего нужно отречься от них в уме и потом уже стараться о приобретении и этой добродетели.

Есть три вида благочестия: первый, чтобы не согрешить, второй — согрешивши, переносить приключающиеся скорби, третий же вид состоит в том, чтобы, если не переносим скорбей, плакать о недостатке терпения.

Пост как приносит пользу тем, которые разумно к нему приступают; так и вредит неразумно его начинающим.

Превозносящийся не знает себя самого, ибо если бы он видел свое безумие и немощь, то не превозносился бы, а не знающий себя как может познать Бога?

Труд христиан есть более внутренний, нежели телесные добродетели, и никто не должен только на них надеяться.

Не будь учеником самохвала, чтоб вместо смиренномудрия не научиться гордости.

Не возносись познаниями, заимствованными из Писания, чтоб не впасть умом в дух хулы.

Не покушайся разрешить дело темное и запутанное посредством споров и выяснений, но тем, чем повелевает духовный закон — терпением, молитвою и непоколебимой надеждой.

Пренебрегающий знанием и хвалящийся неученостью — невежда не словом только, но и разумом.

Как иное есть мудрость в слове, а иное сама мудрость, так иное есть невежество в слове, и иное — само невежество.

Зло одно от другого получает силу, так же и добро возрастает одно от другого.

Малые грехи диавол представляет в глазах наших ничтожными, потому что иначе не может он ввести нас в большие грехи.

Причина всякой грешности — тщеславие и желание удовольствия. Не возненавидевший их не пресечет страсти.

Ум ослепляется тремя страстями: сребролюбием, тщеславием и желанием удовольствий.

Кто в одно и то же время за одно хвалит, а за другое укоряет ближнего, тот одержим тщеславием и завистью: похвалами покушается он прикрыть зависть, а укорами выставляет себя лучшим его.

Как вода и огонь несовместимы, так противны друг другу самооправдание и смирение.

Ищущий оставления грехов любит смиренномудрие, а осуждающий другого закрепляет за собою свои злые дела.

Не желай слышать о чужих лукавствах, потому что при этом черты тех лукавств запечатляются и в нас.

Иные называют благоразумными тех, которые умеют разумно распоряжаться в чувственном, но настоящие благоразумники те, которые владеют своими пожеланиями.

О ПОКАЯНИИ

Дело покаяния совершается тремя следующими добродетелями: очищением помыслов, непрестанною молитвою и терпением постигающих нас скорбей.

Истинно кающийся не полагает, что труд его служит заменою прежних грехов, но им умилостивляет Бога.

Согрешившему нельзя избегнуть наказания иначе как покаянием, соответствующим согрешению.

Всякий грех, оставленный без покаяния, есть грех к смерти, о котором если и святой помолится за другого, не будет услышан.

Оставившего грех и уже раскаивающегося не обличай более. Если же ты говоришь, что обличаешь его по Богу, то прежде объяви свои грехи.

Как тем, у кого испорчено пищеварение, полезна горькая полынь, так людям злонравным полезно терпеть горести. Ибо больным к здравию, а грешникам к покаянию служат эти врачевства.

Как кающемуся несвойственно высокомудрствовать, так и произвольно согрешающему невозможно смиренномудрствовать.

Если кто, явно согрешая и не каясь, не подвергался никаким скорбям до самого исхода души, то знай, что суд над ним будет без милости.

Согрешивши, вини не тело, а мысль, ибо, если бы не текла впереди мысль, не последовало бы за нею и тело.

Переставшего грешить и уже кающегося не обличай более. Если же по Богу, как говоришь, хочешь обличать его, то прежде открой пред ним свои грехи.

Кто говорит, что не имеет нужды в покаянии, тот считает себя праведным и называется в Писании порождением злым, ибо чрез мнение о своей праведности являясь как бы совершившим покаяние, сам того не зная, вместо распятия совокупляется со страстями: ибо самомнение и кичливость суть страсти.

Что касается нашей деятельности, то мы без покаяния не можем сделать ничего достойного, но Господь много милует нас даже только за намерение наше покаяться. Понуждающий себя и держащийся покаяния до самой кончины, если в чем и погрешит, спасется за понуждение себя к покаянию, ибо Господь обещал это в Евангелии.

Согрешившим не следует отчаиваться. Да не будет этого! Ибо мы осуждаемся не за множество зол, но за то, что не хотим покаяться. Покаяние же, как полагаю, не ограничивается ни временем, ни какими-либо делами, но совершается посредством исполнения заповедей Христовых, соразмерно с ними.

Если мы ищем оставления грехов от Бога, то должны поступать так при всяком согрешении, относительно каждого, дабы сбылось сказанное во Евангелии: прощайте и прощены будете (Лк. 6, 37).

Если кто впадет в какое-либо согрешение и не будет скорбеть о том, то легко опять впадет в ту же сеть.

Когда ум через отречение от пороков приобретет надежду на спасение души, тогда враг под предлогом исповедания изображает прежде бывшие пороки, чтобы страсти, но благодати Божией преданные забвению, воспламенить и тайно повредить человеку. Ибо тогда даже и твердый и ненавидящий страсти ум помрачится, смутившись сделанными грехами. А если он еще мрачен и сластолюбив, то помедлит и будет пристрастно беседовать с приражениями помыслов, так что воспоминание это будет не исповеданием грехов, а переживанием прежних греховных впечатлений.

Если хочешь, чтобы Господь покрыл грехи твои, то не выказывай перед людьми добродетель, которую ты имеешь. Ибо, как мы поступаем в отношении наших добродетелей, так Бог делает с нашими грехами.

О СКОРБЯХ И ИСКУШЕНИЯХ

Искушения, неожиданно с вами случающиеся, по смотрению Божию, научают нас быть трудолюбивыми и невольно влекут к покаянию.

Когда постигнет тебя скорбное искушение, то не изыскивай, отчего и за что оно пришло; но старайся перенести его с благодарностью, без печали и злопамятства.

Истинное знание состоит в терпении скорбен и в том, чтобы не обвинять людей в своих бедствиях.

Скорби, постигающие людей, — это порождения их собственных худых дел. Если же мы перенесем эти скорби с молитвой, то опять укрепимся в добрых делах наших.

Не думай, что всякая скорбь находит на людей за грехи. Ибо некоторые благоугождающие Богу бывают искушаемы. Ибо писано: потомство нечестивых истребится (Пс. 36, 28). Подобным образом, и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы (2 Тим. 3, 12).

Обижаемый людьми избегает греха и получает равное скорби заступление от Бога.

Не полагайся приобрести добродетель без скорби, ибо находящийся в покое неопытен.

Рассуждай о конце всякой невольной скорби, и найдешь в нем истребление греха.

В невольных скорбях сокрыта милость Божия, которая влечет переносящего их к покаянию и избавляет от вечной муки.

Познавший истину не противится скорбям, ибо знает, что они приводят человека к страху Божию.

Скорби бывают за прежде бывшие грехи, принося с собою сродное каждому прегрешению.

Как добродетель обыкновенно рождается от скорбей и бесчестия, так и порок от сластей и тщеславия.

Терпя от кого-либо вред, поругание или гонение, не о настоящем думай, но о том, что ожидается в будущем, и найдешь, что он стал для тебя причиной многих благ не только в настоящем времени, но и в будущем веке.

Терпящий напраслину от людей избегает греха, и Бог дает ему заступление, равное скорби.

Смотри на окончание всякой невольной скорби, и найдешь в ней очищение грехов.

Укоряющего нас будем принимать как Богом посланного обличителя сокровенных в нас злых мыслей, чтобы мы, с точностью рассмотрев наши мысли, исправили себя, хотя мы и не знаем многого кроющегося в нас злого.

Достоверно знайте, что если мы не переносим постигающих нас скорбей с верою и благодарением, то не можем познать скрытого в нас зла; если же явно не познаем его, то ни нынешних злых помыслов не можем отвергнуть, ни очищения от прежних зол получить, ни относительно будущего не можем получить твердой уверенности.

Поношение человеческое причиняет скорбь сердцу, но бывает причиною чистоты для того, кто его переносит.

Всякая скорбь показывает, куда склоняется наша воля, к добру или злу. Поэтому случайная скорбь именуется искушением: ибо служит для подвергшегося ей испытанием сокровенных его желаний.

Кто за истину терпит оскорбление и бесчестие, тот идет путем апостольским, неся крест и облагаясь веригами. А кто без того покушается внимать сердцу, тот заблуждается умом и впадает в искушения и сети диавола.

Если хочешь непрестанно помнить о Боге, то не считай неприятности незаслуженными, но переноси их, как справедливо тебя постигающие. Ибо терпение злоключений при каждом случае пробуждает память и молитву, а отвержение их ослабляет умственное рассуждение и через послабление телу производит забвение о Боге.

Кто переносит скорби с надеждой получения будущих благ, тот обрел знание правды Божией и легко избавится от гнева и печали.

Желающий отклонить от себя будущие бедствия должен с радостью переносить настоящие. Ибо таким образом, мысленно меняя одно на другое, он через малые скорби избежит великих мучений.

Пусть всякая невольная скорбь научает тебя помнить о Боге, и ты не будешь иметь недостатка в побуждении к покаянию.

Когда потерпишь какое-либо бесчестие от людей, разумей, что это послано от Бога к славе твоей; и таким образом, в бесчестии будешь без печали и смущения, и в славе, когда она придет, будешь верен и избежишь осуждения.

Бог искушал Авраама, то есть посылал ему скорби к его же собственной пользе — не для того, чтобы узнать каков он: ибо Знающий всё прежде бытия знал и его; но чтобы подать ему повод к совершенной вере.

СЕРДЦЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ

Пространство сердца — это упование на Бога, а теснота его — попечение о теле.

Сокрушение сердца бывает разным: одно ровное и полезное, которое ведет к умилению; другое же неровное и вредное, которое ведет к смущению.

Сластолюбивое сердце бывает темницею и узами для души во время ее исхода, а трудолюбивое — открытая дверь.

Жестокое сердце подобно железным вратам, вводящим в Небесный град, страдающему же и оскорбленному врата сами собою отворятся, как и апостолу Петру.

Без сокрушения сердца невозможно совершенно избавиться от зла; а сердце сокрушается от тройственного воздержания: от сна, пищи и телесного покоя. Ибо излишество их производит сладострастие, сладострастие же принимает злые помыслы и противится молитве и приличному служению.

Не возносись в сердце твоем разумением писаний, чтобы не впасть умом в дух хулы.

Когда от обиды раздражается твое сердце, то не печалься о том, что промыслительно пришло в движение сначала внутреннее, но с радостью низлагай возникшие помыслы, зная, что если будешь истреблять их при первом приражении, то и злое истребляется вместе с ними; а от умножения помыслов и зло обыкновенно возрастает.

Ругань, пересуды и клевета причиняют сердцу скорбь, но для терпящего их бывают причиной чистоты.

Как делами и словами обнаруживается мысль, так и сердечными действиями будущее воздаяние.

О СОВЕСТИ

Совесть есть естественная книга велений Божьих: деятельно читающий ее получает опыты Божественного заступления и помощи.

Нельзя без облака пролиться дождю, а без доброй совести угодить Богу.

Кто не исследует внимательно своей совести, тот не примет на себя и телесных трудов ради благочестия.

Тайны каждого знает Бог и совесть; с этого самого всякий и должен начинать свое исправление.

Когда мы, понуждаемые совестью, устремимся исполнить все заповеди Божии, тогда познаем, что закон Господень непорочен и хранится в добрых делах наших; но без милосердия Божия люди не могут исполнить его совершенно.

Ища избавления от греха, заботься о совести, и что она тебе говорит, делай — и получишь пользу.