ПРАВОСЛАВНЫЕ ХРАМЫ И КОМПЛЕКСЫ
ПОСОБИЕ ПО ПРОЕКТИРОВАНИЮ И СТРОИТЕЛЬСТВУ

 

Принцип «канонической традиции» в православном храмостроительстве

В земном Раю, куда Бог поместил созданного Им человека, Он постоянно являлся ему и общался с ним, поэтому не было необходимости в каких-то особых местах и сооружениях. После грехопадения и изгнания из Рая человек был лишен непосредственного богообщения и мог только в молитве взывать к небесному Отцу о прощении, принося установленное Богом жертвоприношение от плодов своего труда. Жертвенники первоначально устраивались под открытым небом в виде небольших возвышений из земли или камней и в своем назначении до сих пор сохранились в алтарях православных храмов, где приносятся жертвы в виде просфор во время Литургии.

Первый храм Единому Богу был возведен сохранившими истинную веру людьми по указанию Самого Бога. Возведение ветхозаветного храма было актом не человеческой мысли и ее архитектурного воплощения, а исполнением воли Самого Бога, который дал Моисею и Соломону подробные указания и пояснения о планировке и размерах храма, конструктивных решениях, строительных и отделочных материалах, элементах убранства и способах их изготовления. Это так называемая Скиния и в дальнейшем Иерусалимский храм (рис. 6) , имевший трехчастную структуру (притвор — святилище — Святая Святых) и некоторые элементы убранства, которые присутствуют и в современных православных храмах.

 

Рис. 6. Ветхозаветный храм

а — модель Скинии; б — план Скинии; в — Иерусалимский храм времен Христа;
1 — Святая Святых; 2 — Святое; 3 — двор; 4 — жертвенник всесожжения; 5 — умывальница; 6 — двор священников; 7 — двор израильтян; 8 — ворота в двор израильтян; 9 — двор женщин; 10 — Никаноровские ворота; 11 — двор язычников; 12 — восточные ворота; 13 — притвор Соломонов; 14 — Царский портик; 15 — внешние стены; 16 — комнаты для различных целей

 

Первая Евхаристия была совершена Иисусом Христом не в храме, а в частном доме, в специально устроенной комнате — Сионской горнице. Из истории христианства известно, что первые молитвенные собрания христиан происходили в частных домах, подземных катакомбах, приспособленных сооружениях иного назначения.

В VI — IX вв., когда окончательно оформились основы веры и богослужение, раннехристианская базилика трансформировалась в храм крестово-купольного типа. Его композиция с центральным куполом, символизирующем небо, над кубическим объемом, символизирующем землю, воплощала основную мысль христианского вероучения о единении небесного (духовного) и земного (материального), ставшем возможным благодаря пришествию и крестной жертве Христа. Эта идеально найденная композиция стала каноничной для восточной (Православной) Церкви.

Один из самых авторитетных исследователей церковного искусства Л.А. Успенский писал: «Если в римокатоличестве архитектура храма и его оформление отличаются большим разнообразием и, в зависимости от духовного направления, изменяется, часто коренным образом, характер архитектуры, то в православном мире руководствовались последовательными поисками наиболее точного архитектурного и художественного выражения смысла храма в соответствии с его пониманием как образа Церкви и символического образа мироздания. В противоположность римокатоличеству, при богатом разнообразии архитектурных решений, раз найденное, наиболее верное выражение в своих основных чертах устанавливалось окончательно.

Храм крестово-купольного типа вместе с росписью позволяет наиболее наглядно и ясно выявить его символическое значение и, в пределах возможного, наиболее полно выразить православное учение о Церкви. Эта система постройки храма была принята в качестве основы во всем православном мире. В разных странах она видоизменялась, перерабатывалась в соответствии с художественными местными вкусами и получала новое художественное выражение...».

Древняя Русь, приняв Крещение в 987 г., получила из Византии навыки храмостроительства, которые претерпели, однако, некоторые изменения, связанные как с местными условиями строительства, так и с особенностями русского восприятия христианской веры: «сочетание покаяния с надеждой на спасение» — по выражению митрополита Вениамина (Федченкова). Древнерусский крестово-купольный храм XII — XV вв., как правило, небольшой по размеру, прекрасных пропорций, небогато декорированный снаружи, но внутри сплошь покрытый дивными фресками, погружающими молящихся в созерцание небожителей.

Для русской храмостроительной практики изначально была характерна работа «по образцу» с обращением к тем образцовым сооружениям храмов, которые были приняты церковным сознанием как канонические, т.е. соответствующие догматическому учению Церкви. Первые каменные церкви на Руси были возведены греческими мастерами и представляли собой типичные византийские крестово-купольные храмы. Основные характеристики архитектурной композиции византийских и древнерусских крестово-купольных храмов, представленные в табл. 3, следующие:

осевая, симметричная, статичная композиция и гармоничная структура с иерархией соподчинения частей;

двух(трех)-частная структура плана: алтарь — храм — (притвор);

кубическая форма средней части храма с купольным покрытием центральной ячейки;

прием контрастного перехода от небольшого, затемненного пространства притвора к высокому и светлому объему храма с кульминацией композиции в куполе;

тектоничная система опирания барабана главы посредством «парусов» и арок на четыре столба в центре здания, откуда расходятся в стороны четыре сводчатые рукава;

венчание храма одной или пятью главами полукруглого очертания;

световая организация пространства храма с преобладанием освещения сверху;

лаконизм, строгая простота внешнего оформления и богатство внутреннего убранства храма;

соответствие наружных членений, декора внутренней структуре здания;

округлые, арочные формы в интерьере и на фасадах;

трехчастность в членениях стен и оконных проемов;

декорация каменной кладки стен нишами, щелевидными окнами без мелкой пластики;

вертикальная направленность членений фасадов.

В дальнейшей истории русского храмостроительства эти характеристики типичного храма частично видоизменялись методами коррекции, синтеза с элементами, проникающими под влиянием западно-европейской архитектуры, или инновациями, диктуемыми новыми конструктивными решениями, строительными материалами или изменениями в церковном сознании в духе новейшего времени.

Архитектура первых русских храмов, построенных византийцами, не имеет прямых аналогий с греческими храмами ввиду иных условий строительства и иных традиций, что определило своеобразный облик соборов, архитектура которых предопределила появление русской национальной традиции, получившей в дальнейшем блестящее развитие. Крупные многоглавые соборы времен великого княжения Владимира и Ярослава выражали своим статичным монументальным обликом соборность и величие объединенной Руси. Таковы соборы св. Софии в Киеве, Новгороде и Полоцке.

С XII в. размеры храмов — монастырских, княжеских и посадских значительно уменьшаются, растет многообразие вариантов их архитектурных решений. В основном строятся трехнефные четырехстолпные храмы с одним куполом на высоком барабане, часто с притворами по трем сторонам.

Для целого ряда храмов характерна динамичная «башенная» композиция с полукружиями закомар, уступами возвышающихся к главе храма. Их фасады обогащены пластическими деталями, создающими впечатление экспрессивной устремленности ввысь. Такова, например, церковь во имя Архангела Михаила в Смоленске.

Архитектура владимиро-суздальских храмов отличается ясностью и утонченностью форм, декоративным богатством белокаменной резьбы в аркатуре, перспективных порталах, барельефах, украшающих верхние части стен. Синтезировав в себе черты храмовой архитектуры Киевской Руси и романского стиля, а также зодчества ряда христианских стран, она обрела свой самобытный характер, отвечающий национальным особенностям и высокой духовности русского православного народа.

Другим центром развития самобытного церковного зодчества становится новгородская земля. Приходские храмы, возводимые на средства горожан, имеют небольшие размеры, сомасштабные жилой застройке, характеризуются интимной простотой. Это, как правило, четырехстолпные, трехапсидные, одноглавые храмы с позакомарным покрытием, отличающиеся пластичностью форм. Таков и последний княжеский храм Новгорода — церковь в честь Спаса Преображения на Нередице (1198). Архитектурная композиция многих новгородских храмов строится на геометризации формы без трехчастности, где господствует массив обнаженной стены с четким рисунком деталей. В XIV в. размеры новгородских храмов увеличиваются, основным типом становится четырехстолпный одноапсидный одноглавый храм с восьмискатным покрытием.

 

Таблица 3

Требования к архитектурной композиции

  .      Века      . Направления архитектуры Характеристика направления
Византийские истоки IХ — Х Архитектура византийского крестово-купольного храма Осевая, симметричная, статичная композиция и гармоничная структура с иерархий соподчинения частей
Двух (трех) частное деление плана храма: алтарь — собственно храм — (притвор)
Кубическая форма средней части храма с купольным покрытием центральной ячейки
Прием контрастного перехода от тесного, затемненного пространства притвора к высокому и светлому объему храма с кульминацией композиции в куполе
Тектоничная система опирания барабана главы посредством «парусов» и арок на четыре столба в центре храма, откуда расходятся четыре сводчатых рукава
Венчание храма одной или пятью главами полукруглого очертания
Световая организация пространства храма с преобладающим освещением сверху
Лаконизм, строгая простота внешнего оформления и богатство внутреннего убранства храма
Соответствие наружных членений, декора внутренней структуре здания храма
Округлые, арочные формы в интерьере и на фасадах
Трехчастность в членениях стен и оконных проемов
Декорация каменной кладки стен нишами, щелевидными окнами без мелкой пластики
Вертикальная направленность членений фасадов
Зап.-европейские влияния X — XII Романская архитектура Базиликальный тип здания, массивность, статичность форм. Во внешнем оформлении — барельеф, аркатура, перспективный портал
ХIII — ХIV Архитектура готики Выявление несущих элементов каркасной системы, стрельчатая арка, нервюрный свод. Устремление форм ввысь, ажурные башни, статуи, орнамент
ХIV — ХVI Архитектура ренессанса Ясность, гармоничность композиции. Использование арки, купола, декоративных элементов классики: ордерное членение стены, колоннада
ХVII — ХVIII Архитектура барокко Разрыв внутреннего содержания и внешней формы, пышность отделки. Контрастность, напряженность, динамичность образов, слитность, текучесть форм
ХVIII — ХIХ Архитектура классицизма Использование ордерной системы античной архитектуры, ясность, уравновешенной композиции, четкость и геометризм форм и планировки, сдержанный декор
XIX Архитектура эклектики Ретроспективное использование элементов архитектуры разных эпох в свободных, динамичных, иногда ироничных, гротескных композициях
Этапы развития архитектуры русского православного храма IХ — ХVII Архитектура деревянных храмов Клетской, шатровый, ярусный, кубоватый тип храма. Структура плана храма: алтарь — храм — трапезная — колокольня — паперть — крыльцо
ХI — ХII Архитектура Киевской Руси Работа греческих мастеров в канонах византийской архитектуры с преобразованием, коррекцией «образцов» к местным условиям. Статичность, монументальность храма
XII — XIII Архитектура юго-западных княжеств Работа в традициях зодчества Киевской Руси. Динамичные четырехстолпные, одноглавые княжеские храмы
XII — XIII Архитектура северо-восточных княжеств Работа по образцу храмов Киевской Руси с использованием элементов романской архитектуры (аркатура, барельеф, перспективный портал)
ХI — ХV Архитектура Новгорода Самобытная архитектура, простота, геометритизация формы без троечастности и оси симметрии, массив побеленной стены с четким рисунком деталей
XI — ХV Архитектура Пскова Живописные, свободно-нерегулярные композиции с характерными звонницами и пристройками. В декоре простые кирпичные выкладки, готицизмы в порталах
ХIV — ХV Московская Русь Архитектура раннемосковского княжества Использование традиций владимиро-суздальской архитектуры. Завершение горкой кокошников, независимость наружных членений от внутренней структуры
ХV — ХVI Архитектуры
Москвы — III-го Рима
Работа по образцу древних монументальных храмов с использованием приемов архитектуры ренессанса
ХVI — ХVII Арх. централизованного московского гос-ва Разработка специфических «национальных» приемов: шатровое, многоглавое завершение, богатство объемной композиции, уподобление храма Небесному Граду
Сер. ХVII Архитектура «узорочья» Увлечение декоративностью отделки фасадов, сочетание краснокирпичной стены с белокаменными деталями, появление трапезной части и шатровой колокольни
2-я пол. XVII Архитектура «нарышкинского барокко» Живописность архитектурных форм, использование элементов украинской архитектуры, в т.ч. типа здания «восьмерик на четверике», прислоненный декор
XVIII Российская империя Архитектура «петровского барокко» Следование западноевропейским образцам эпохи барокко. Сочетание интенсивно окрашенной плоскости стены с побеленными элементами
Кон.
ХVIII — XIX
Архитектура классицизма Использование ордерной системы античного мира
Сер. XIX Архитектура
эклектики,
«русско-византийская»
Использование мотивов архитектуры различных эпох. Механическое использование элементов византийской и древнерусской архитектуры во внешнем оформлении
Кон. XIX Архитектура «русского» стиля Повторение мотивов архитектуры ХVII века
Рубеж
ХIХ — ХХ
Архитектура «неорусского» стиля Возрождение достижений древнерусской архитектуры в новом качестве через стилизацию традиционных форм

 

 

Для храмовой архитектуры Пскова типичными являются построенные по заказам горожан небольшие четырехстолпные церкви с одной главой на повышенных подпружных арках, которые со временем обрастали со всех сторон приделами, галереями, крыльцами, звонницами, создавая живописный, но гармонично уравновешенный ансамбль. Типичным декоративным убранством барабанов глав псковских храмов является скромная «каменная кайма» в виде чередующихся полос треугольных и прямоугольных впадин, увенчанных арочным пояском. В связи с применением западной манеры звона - раскачиванием колокола, а не его языка, широкое распространение в псковских храмах в XV — XVI вв. приобрели звонницы, имеющие вид стены с прорезанными в верхней части проемами для подвески колоколов.

Небольшие по размеру храмы раннего периода московского княжества воплотили в своем облике лучшие черты предшествующего периода развития русской храмовой архитектуры: центричность и динамизм композиции, устремленность форм храма ввысь, а также чисто московские приемы в виде ряда кокошников у основания главы храма и горизонтальный пояс резного белокаменного орнамента вместо аркатурного фриза, как, например, в Успенском соборе на Городке в Звенигороде.

Возросшее значение Москвы в середине XV в. и выдвижение идеи «Москва — третий Рим» определили необходимость строительства в Кремле нового общественно-религиозного центра, для чего московский князь Иоанн III приглашает в Москву лучших зодчих как из «первого Рима» — Италии, так и из псковско-новгородской земли.

Болонский архитектор Фьораванти, взяв за образец владимирский Успенский собор при строительстве Успенского собора Кремля, существенно перерабатывает его крестово-купольную структуру в направлении большей цельности объема, характерной для рационалистического мышления эпохи Возрождения.

Венецианский зодчий Алевиз Новый строит новый Архангельский собор в традициях русской архитектуры, однако с декоративным убранством фасадов в духе итальянского Ренессанса: раковинами и круглыми окнами в закомарах, капителями на лопатках, филенками и ярусными членениями на пряслах стен.

К XVI в. русские зодчие, усвоив знания западной строительной техники, как раньше византийской, обратились к решению задачи создания своей самобытной храмовой архитектуры, в том числе с применением шатровых покрытий и богатством объемной композиции.

Шатровые храмы являлись одной из распространенных, привычных и любимых форм в деревянном зодчестве. Высокий четырех- или восьмигранный сруб церкви увенчивался обычно высокой шатровой кровлей с одной главой наверху. Этот тип постепенно усложняется, к храму пристраиваются приделы, покрытые чаще всего так называемой «бочкой» или шатром меньшего размера. Иногда шатровый храм опоясывается крытой галереей внизу у подклета или на высоте второго этажа.

Многие шатровые каменные храмы, возведенные в XVI в., посвящаются определенным событиям. Их объемно-планировочное решение зачастую подчинено мемориальной задаче, иногда в ущерб основному назначению храма — богослужебному. Таковы церковь Вознесения в Коломенском и Покровский собор на Красной площади.

XVII в. знаменуется определенным обмирщением храмового зодчества. Оно выражается в стремлении к разукрашенности, обилии декоративных средств, характерных для гражданского зодчества, включении деталей западноевропейского происхождения, отказе от традиционной крестово-купольной структуры храмов.

Строившиеся в большом количестве посадские приходские храмы были, как правило, сравнительно небольшие, бесстолпные, пятиглавые с горкой декоративных кокошников наверху, дополненные трапезной, высокой шатровой колокольней, галереями, крыльцами и другими пристройками, придававшими всей композиции чрезвычайно живописный вид, характерный для традиций псковского зодчества. Яркими примерами могут служить такие московские храмы, как церковь Рождества Богородицы в Путинках, церкви Святой Троицы в Никитниках и Останкине.

В конце XVII — начале XVIII в. возводятся храмы, архитектура которых близка современной им барочной архитектуре Западной Европы. Такова, например, центричная, ярусная церковь типа «восьмерик на четверике» и «под колоколы» в честь Покрова Богородицы в Филях. Во многих храмах конца XVII в. наблюдается решительный отказ от канонической традиции древнерусского зодчества, обилие декора, близость с архитектурой светских сооружений.

Процесс секуляризации церковной жизни сказался на всех видах церковного искусства: архитектуре, живописи, церковном пении и т.д. Воспользовавшись мыслями В.Н. Мартынова, анализирующего причины трансформации древнерусского церковного пения, можно то же самое сказать и о процессах, происходивших в церковной архитектуре:

«Когда существующее в средневековье единство жизни, молитвы и творчества, могущее создавать храмы небесной красоты, было нарушено, то неизбежно начался процесс деградации церковного искусства. Секуляризация жизни, резко обозначившаяся в XVII в. и окончательно оформившаяся в связи с Петровскими реформами, отразилась в архитектуре русских храмов в увлечении декоративными приемами внешней выразительности, привнесении элементов архитектуры светских сооружений. В результате Петровских реформ, направленных против определенных форм жизни, и повлекших за собой разрушение как форм молитвы, так и традиционных архитектурных форм, составляющих единое целое, существование храмовой архитектуры как иконы Небесного Града стало просто невозможным. Присутствующее в древнерусском храме целомудрие Красоты Небесного Царства сменилось следованию изменяющимся вкусам эстетствующего сознания художников. Храмостроительство, как служение Богу, превратилось в область художественного формотворчества, средство самовыражения зодчего. Послушание перестало быть способностью слышать Небо и превратилось в исполнительную послушность, сводимую к проблеме подчинения своей воли чужой воле, в частности заказчика храма или следованию традиционной форме. Утрата аскетической традиции привела к тому, что древнерусское Храмостроительство как система прекратила существование и была полностью предана забвению.

Миросозерцание Нового времени строилось на понимании, что небо — это та же земля, только находящаяся в другой части единого пространства. Процесс десакрализации древнерусской храмостроительной системы был лишь частным случаем общего процесса расцерковления, или десакрализации, в земной истории. Возникает расцерковленная культура, оторванная от принципов Церкви и обусловленная принципами мира. При воцарении секулярной культуры даже внутри Церкви понимание храмовой архитектуры было сведено на землю и она начала восприниматься как некая область строительного искусства. Однако исчезновение древнерусской архитектурной традиции из храмостроительной практики прошло совершенно незамеченным, так как к этому моменту церковное сознание перестало ощущать разницу между канонической храмовой архитектурой и архитектурой как искусством. Архитектурное формотворчество заступило место следования канонической традиции и тем самым сделало незаметным ее исчезновение. С точки зрения апологетов архитектуры Нового времени древнерусское храмовое зодчество должно рассматриваться в качестве первоначального периода прогрессирующей истории храмостроительства. Таким образом, переход от крестово-купольного четырех(шести)-столпного храма к бесстолпному и смена центричной иерархически упорядоченной структуры динамичной композицией ярусного храма типа «восьмерик на четверике» был воспринят как смена устаревшего, отжившего новым, прогрессивным. Забвение древнерусских традиций произошло чрезвычайно быстро. Если в конце XVII в. традиционные типы храмов создавались сотнями, то уже к середине XVIII в. они были видоизменены на западный лад».

В царствование Екатерины II по ее указу закрывается множество монастырей и храмов. В столичной храмовой архитектуре стиль барокко уступает место классицизму, заимствующему ордерные системы античного мира. Композиция собора Александро-Невского монастыря в Петербурге в виде трехнефного здания базиликального типа, увенчанного огромным куполом на высоком барабане, с дорическим портиком и двумя башнями-колокольнями на западном фасаде — типична для храмов Западной Европы того времени.

Начиная с 20-х годов XIX в., классицизм начинает вытесняться подражаниями историческим архитектурным стилям, в том числе византийскому. В храмовой архитектуре широко используются мотивы английской и французской готики, а также формы русского зодчества конца XVII в. Обращение к формам европейского средневековья скоро привело и к пристальному вниманию к отечественной старине.

Попыткой вернуться к традиции было предпринятое архитектором Константином Тоном обращение к византийским и древнерусским образцам. К. Тон был основоположником так называемого «русско-византийского» стиля, в котором с классицистической основой были соединены многие черты, характерные для византийского и древнерусского церковного зодчества. Во внешнем оформлении храма Христа Спасителя, имеющем близкую к классицизму пространственную основу, К. Тоном были использованы такие характерные для древнерусского зодчества элементы, как колончатый пояс и белокаменная резьба стен, перспективные порталы входов и килевидные завершения закомар, пятиглавие и луковичная форма куполов.

В противовес официально признанному направлению в храмовой архитектуре, основанному на византийских прообразах, развивается другое направление, опирающееся на прообразы древнерусского зодчества XVI — XVII вв. Архитектура храма в честь Воскресения Христова «На Крови» в Петербурге представляет собой подражание московскому храму Василия Блаженного с его асимметричным многоглавием и дробной отделкой фасадов. Новый русский стиль, характеризующийся измельчением масштабного строя, пестротой и дробностью форм и деталей, внешне отличался от крупномасштабных, величественных сооружений русско-византийского направления, но формирование архитектуры осуществлялось все теми же методами поверхностного использования традиционных архитектурных форм.

На рубеже XIX — XX вв. направление движения к традиции было продолжено представителями стиля «модерн». Однако освоение прошлого лишь по внешним признакам образцов без того единства жизни, молитвы и творчества, которое было причиной их создания, не могло привести к полному успеху. Россия была уже не православным царством, а секулярной империей, к аскетике враждебное отношение было не только в среде просвещенного общества, но, подчас и в церковной среде. Для большинства представителей Церкви, выступающих заказчиками храмов, главным критерием выбора зодчего были его профессиональные качества, а не вера и аскетический опыт. Архитектор А.В. Щусев (1973-1949), будучи прекрасным архитектором, но человеком, далеким от Церкви, от православной аскетики, создал много храмов, известных своими новациями в эстетике модерна. Однако насколько далеки они от той духовности, которая присуща тем образцам, к которым обращался Щусев! Не зная ее первопричины, но понимая необходимость ее обретения, в 1905 году он опубликовал программное положение неорусского стиля, где говорилось: «Религиозное искусство как искусство чистой идеи, чуждое утилитаризма, должно быть свободно в своих проявлениях; оно должно подчиняться только религиозной идее и не терпеть рабского стеснения в формах... Архитекторам необходимо уловить и почувствовать искренность старины и подражать ей в творчестве не выкопировкой старых форм и подправлением, то есть порчей их, а созданием новых форм, в которых бы выражалась так искренне и так красиво, как в старину, идея...». Без Церкви «почувствовать искренность старины» оказалось невозможно, но такая попытка имела, безусловно, положительное значение, способствовала изучению древнерусских образцов и их теоретическому осмыслению.

После захвата власти большевиками и установления богоборческого идеологического направления в государственном строе России храмостроительная деятельность Церкви была прекращена на 70 лет.

Русская Зарубежная Церковь, которая свободно развивалась на Западе, не потеряла преемственности храмостроительной практики и в ряде случаев показывает пути современного подхода к традициям русского храмостроения. Таков, например, русский православный храм в Вашингтоне (США), построенный из монолитного железобетона, но имеющий ясно выраженный характер владимиро-суздальского храмового зодчества XII в.

Основой православного исповедания христианства является строгое соблюдение церковных канонов, основанных на Священном Писании и святоотеческом Предании. В принципе то же самое относится и к области храмостроительной практики Православной Церкви. Однако здесь больший акцент делается на Предании, «канонической традиции». Канона в прямом смысле как свода твердо установленных правил в храмостроительстве никогда не было и не существует. Тем не менее, прослеживается тенденция к сохранению исходного крестово-купольного типа храма с центричной, купольной композицией. В последующие времена этот тип храма частично видоизменялся, но основные принципы архитектурного решения храма оставались неизменными, как и само богослужение, для которого он был предназначен.

Церковно-каноническая традиция дает современному проектировщику широчайший выбор архитектурно-композиционных решений (рис. 7) . Можно выделить лишь ограниченное количество достаточно строго соблюдаемых правил, отражающих смысл православного вероучения (см. табл. 3) , в том числе следующие:

ориентация здания храма по оси восток — запад алтарем на восток. Это требование объясняется тем, что Второе Пришествие Христа ожидается с востока и Сам Христос именуется в Писании «Востоком Свыше», «Солнцем Правды»;

венчание храма Крестом как символом спасения, Крестной Жертвы Христа;

отделение алтаря от части храма, где стоят молящиеся. Так как алтарь храма представляет собой образ Рая, Небесного Царства, где пребывает Бог, а другая часть храма, где стоят молящиеся, символически изображает землю, то обе части храма разделяются иконостасом, на котором находятся изображения святых, молящихся Богу о нашем спасении и возвращении Рая;

приподнятость здания храма над поверхностью земли и алтаря с солеёй над поверхностью собственно храма, отражающая ступени духовного восхождения от земного к небесному.

 

Рис. 7. Примеры храмов, соответствующих церковно-каноническим требованиям

1 — Великая Успенская Печерская церковь в Киево-Печерском монастыре (XI в.); 2 — Успенский собор на Городке в Звенигороде (XV в.); 3 — церковь Трифона в Москве (XV в.); 4 — церковь Петра Митрополита Высокопетровского монастыря в Москве (XVII в.); 5 — церковь Спаса в Уборах под Москвой (XVII в.); 6 — церковь Косьмы и Дамиана в Москве (XVIII в.)