Глава VI

О том, что духовный человек
должен прилепляться к Богу
с единым чистым смыслом

Чем более освобождаешься ты от мирских и вообще земных внешних образов и связей, тем более приобретает душа твоя истинные сладости и силы, чтобы чувствительно и благоприятно было ей то, что в вышних. Научись же совершенно отвлекать себя от образов вещей внешних, ибо таковая обнаженная душа благоугодна Господу Богу для обитания в сынах человеческих. Сии суть те, которые совершенно отвлекли себя от всех дел земных, вожделений, забот и рассеянности, и только единого Господа видят, к Нему стремятся и прилепляются с простыми и чистыми сердцами, обретшими покой.

Напротив того, когда душа человека совершенно чужда Божественных укоризн и напоминаний, то она непременно должна терпеть нападения от прошедших, настоящих и будущих образов, попечений, сомнений и, следовательно, обременяться вредными тяготами. Сего-то ради Святый Дух сокрывается от помышлений неразумных. Потому истинно любящий Иисуса Христа должен и разум свой, ибо воля его соединена с волей Божественной и благостью Его, освободить от всех прежних образов, чтобы не возбудить вновь злых прелестей.

Не замечай того, смеются ли над тобою или хвалят, любят или ненавидят, или что иное тебе делают, ибо добрая твоя новая воля наполняет в тебе все и все превосходит. Если внутренняя твоя воля и ум чистый соделались сообразны воле Божией, то сможешь преодолеть искушения, хотящие коснуться тела, чувств и всего внешнего человека, и усыпить их ко благу, сможешь даже и самого внутреннего человека сделать не хладным к благоговению; внутренне, в вере, с волей и умом прилепиться единственно к Богу, так что уже стрелы лукавого не смогут повредить ни в чем.

Тогда человек замечает ничтожность свою и познает, что все его благо состоит в едином Боге. Он оставляет и отвергает самого себя со всем имуществом, даже все творения, и погружается в Творца своего, так что и действия свои, единственно по стремлению сердца своего, из Бога учреждает и по Богу управляет.

Таковой не ищет ничего вне Бога, ибо чувствует, что в Нем обрел все благо и нашел все совершенство. Вследствие сего он меняется, так сказать, в Боге: ни о чем не помышляет, ничего не разумеет, ни о какой вещи не может и не хочет вспоминать, кроме Бога и принадлежащего к Богу. Прочие творения и себя самого видит он единственно в Боге, не любит ничего, кроме единого Бога, и воспоминает их и себя только в едином Боге. Такое истинное и новое познание делает душу смиренной, так что она судит только себя, а не других; напротив того, мудрость мирская делает человека только суетным и напыщенным.

Это учение об упразднении ума да будет основанием, если ты приступишь к познанию Бога и служению Ему. Подлинно, если ты истинно хочешь пребывать в Боге и наслаждаться Им, то необходимо должен отвлечь сердце свое от всякого прилепления к тварям, чтобы таким образом всем сердцем и всеми силами устремиться к Богу с простотой, без попечения, забот и двоемыслия, истинно с полной доверенностью предать себя Ему без малейшего надеяния на себя самого.