Глава X

О том, что действительное
и чувствительное благоговение
не достойно такого внимания,
как прилепление к Богу единой волей

Не имей большого уважения к действительному благоговению с его чувствительной сладостью, слезами и прочим, будь только с верным сердцем во внутреннем соединен с Богом, ибо всего приятнее Богу душа, обнаженная от всех ослеплений, то есть освободившаяся от всех тварей, образов и вожделений. Итак душа, жаждущая единения с Богом, должна охотно отвергать всякую тварь, чтобы свободно примечать единое Божественное, стремиться к Нему и прилепляться.

Отвергнись же самопроизвольно сам себя, чтобы в простоте и наготе последовать Христу, Богу твоему и Господу, Который ради тебя истинно беден, мал, целомудрен и послушлив был, так что многие соблазнялись жизнью и смертью Его. Итак, душа, отлученная от тела, не примечает, что происходит с оболочкою ее: будь также и ты в рассуждении тела твоего, устремляй все на единое только и вечное Благо душ. В таковом упражнении найдешь ты великое милосердие, благодаря которому достигнешь обнаружения духа и простоты сердечной.

Когда совсем обретешь себя в духе и сможешь свободно и совершенно прилепиться к Богу, тогда при всех нападениях пребудешь непобедимым. Святые Божии презирали все, помышляя только о безопасности души и о вечности, и для этого внутренне были столь вооружены и столь тесно соединены с Богом, что пренебрегали всеми благами мира, точно души их уже были разлучены от тела.

Рассуди же по сему, как много может добрая и соединенная с Богом воля. Посредством ее душа вновь соединяется с Богом. Через духовное отторжение от плоти душа взирает издали на внешнего человека, как бы уже не принадлежащего ей. Все вещи, касающиеся тела и плоти, становятся так маловажны для нее, будто бы они касались других людей или скотов. Ибо тот, кто прилепится Богу, тот есть с Ним дух единый.

Не осмеливайся же ни под каким видом даже внутренне помышлять или воображать пред Богом, твоим Господом, то, за что бы ты желал получить от людей похвалу, или то, что бы устыжало тебя перед другими. Устремляй мысли твои и намерения единственно к Богу, будто бы кроме Него уже более ничего не было. С подобным только созерцанием духа твоего и с таковым прилеплением, вкусишь ты начало жизни будущей.